Joomla TemplatesBest Web HostingBest Joomla Hosting
Поиск

 

Кто на сайте
Сейчас на сайте находятся:
 95 гостей 
Статистика
Просмотрено статей : 999259

Если Вам нравится наш сайт - поддержите, пожалуйста, проект:

рублей Яндекс.Деньгами
на счет 410011020001919  ( Звёзды ВЛК. Личные страницы поэтов и прозаиков )
Главная Леонид КОЛГАНОВ

Леонид КОЛГАНОВ. Стихи

Леонид КОЛГАНОВ

Леонид Семенович Колганов — русский поэт и прозаик.

Родился в 1955 году в Москве. В 1972 — окончил среднюю школу,  В 1974 году поступил в университет г. Калинина, откуда был исключен через полтора года за распространение стихов Гумилёва. В 1989 стал лауреатом VI московского совещания молодых писателей, был принят в Комитет литераторов Москвы. В 1991 году рекомендован А. Вознесенским на стипендию Фонда культуры.

С 1992 года — гражданин Израиля, с 2005 — почётный гражданин Кирьят-Гата.

Член «Союза русскоязычных писателей Израиля». Руководитель литературных объединений «Поэтический театр Кирьят-Гата» и «Негев».

Стихи публиковались в «Московском комсомольце», «Литературной учёбе», «Истоках», «Смене», альманахе «Поэзия», в «Дне Поэзии — 1989», «Собеседнике», а также во Всероссийских «Дне поэзии — 2006» и «Дне поэзии — 2007» и в «Санкт-Петербургском Дне Поэзии — 2007», « Тёплом стане», в трёх антологиях серии «Стихия»: в журналах «Алеф», «22», «Юг», «Галилея», «У», «Роза Ветров»; в газетах «Вести», «Новости недели», «24-часа», в антологиях — «Антологии поэзии. Израиль 2005», «120 поэтов», «Русское Зарубежье», «Год поэзии».

 

Леонид КОЛГАНОВ. Твои следы

Оценка пользователей: / 4
ПлохоОтлично 



Сегодня любовь – отпетая – 
Последними колоколами,
Как беженка полураздетая,
Идёт обречённо за нами!

В своей неизменной привычке
Всё тем же тернистым снежком, – 
Её синеватые спички, – 
Спалившие море синички – 
Мы чиркнем с тобой вечерком! – 

И небо – раскинется степью,
И ты, как полынь расцветая,
В московском своем благолепье – 
Пройдёшься по тверди босая! – 
Твердь вспыхнет – зеницей павлиньей,
И, словно медали в огни,
Я вплавлю – в созвездье Полыни – 
Твои – золотые ступни!

Когда же – небесное веко – 
Опустится, – нас от беды – 
В текучее звёздное млеко –
Степные заманят следы!

 

Леонид КОЛГАНОВ. Белая пелена



Твоя поклонная гора не поклонилась, 
Моя повинная глава не повинилась, 
И ничегошеньки не изменилось, 
И только жизнь нежданно превратилась –
В какое-то слепое сновиденье – 
О выигранно-проигранном сраженье... 
В какой-то белой пелене плыву, 
В ней – проиграл тебя! Но – взял Москву!
В ней увязают сани все и слеги, 
В ней невозможны мысли о ночлеге, 
В ней петербургские запутались шинели – 
В московской снежно-пепельной метели , – 
И, словно призраки в ней заблудились тоже – 
Две тени нашей белой ночи! Боже! – 
Две снежно-плотские, мерцающие две, 
Два разводных моста на мреющей Неве, – 



Два разводных ключа на полюсах дверей,– 
Разводных, разводных твоих-моих морей, 
Что разошлись в метели белопенной, 
И вновь сошлись в сей пелене нетленной! 

И мы бредём – спелёнутые туго – 
Той пеленой, что два враждебных друга, 
Ведь ничегошеньки друг другу 
не простилось – 
Поклонная гора не поклонилась,
Повинная глава не повинилась...

 

Леонид КОЛГАНОВ. В ДИКОМ ПОЛЕ



В – диком поле, – 
В – диком мясе, – 
В чёрной мессе, – 
В тёмной массе, – 
В чёрном теле, – 
В чёрном деле, – 
На – пределе, – 
В – беспределе, – 

Я застрял, словно пробы нездешней металл, – 
Внеземная заноза, – 
В твоей прозе, как турист в мародёрском обозе! – 
И – как цепь колдовская, – 
Меня держит твоя проза, – 
Почти ведьмовская!

Любимая!
Проклятая!
Пусти!
Не отпускает!
Приторочила к Руси! – 

Но – 
Дочь небес, – 
Что – спутал бес! – 
Запутал лес! – 
Ты, – 
Словно – 
Из – земных корней-оков, – 
Судьбы – колец-подков, – 
Не продерёшься из моих стихов – 
Словно – 
Из всех – 
Скандально-кандальных, – 
Придорожно-подорожных, – 
Вешек и вех, –
Тебе – 
Посвященных –
Всех!

 

Леонид КОЛГАНОВ. ЛЕСНЫЕ СЕСТРЫ



Во время моих поездок в Мордовию мне неоднократно приходилось общаться с так называемыми «лесными сёстрами» из литовского национального сопротивления, которые были сосланы туда еще девочками.

Когда всё – копыта отбитые!
Когда всё – корыто разбитое!
Разбитое, как судьба!
Тяжёлое, как арба! – 
Гружённая – всеми камнями! – 
Вернее – всеми годами! – 
Тяжёлыми, как горбы,
Прогнившими, как гробы, – 
У – самой земельной черты,
Когда сам – с червями на “ты”! – 
Когда – не в полночной мгле, – 
А – в чёрной – душа – земле! – 
В ней есть – лишь один – просвет, – 
Почти позыбытый куплет, – 
Что – на Купала – у водной купели,
Словно – у детской святой колыбели,
Мне – “сёстры лесные” – пели! – 
Я был, как «лесной» их «брат»,
Заброшен – к ним в женский отряд! – 
И было плевать – что врагини!
Ведь пели – 
Как – 
Берегини!     
____________“Там, где ножки милой
Оставляли след,
Белых астр весенних– 
Я набрал букет.
Заросла тропинка– 
В белом том саду! – 
Белых астр весенних– 
Больше не найду!”...

Я помню – лишь этот куплет – 
Чуть – росистый!
И твой – листопадный след, – 
Золотистый! – 
Такой – 
Легковейный, сильфидный!
И – 
Неподъемный!
Почти – 
Атлантидный!

 

Леонид КОЛГАНОВ. ДВА БРАТА

Оценка пользователей: / 2
ПлохоОтлично 



(баллада)

Есть версия, что легендарный 
разбойник Кудеяр был сводным
братом Ивана Грозного

1.

Кресты-нательники, –
Друзья-подельники! –
Кресты-то цельные, –
Друзья ж – поддельные!

Кресты – вовсю – блестят, –
Друзья – вовсю – висят!
Одним – на шею, –
Других —за шею!

А – кто навесил?
А – кто повесил?

Ведь – всем навесили!
Ведь – всех повесили!

2.

А – может быть – лучше б – не вешали, –
Вся грудь – в крестах!? – 
А – может быть – лучше б не вешали, –
В – “Бутырках”! В – “Крестах”!
И – так бы – не каялись, –
А – после б – не маялись!

3.

Я вижу – братьев розных, –
Бредущих— вровень – в яр!
Один – вестимо – Грозный!
Второй же – Кудеяр!
Хоть –  с разных окраин, –
Но каждый – Каин!
Ведь каждый – каялся, –
А после – маялся!


4.

А после – по новой –
С – кровавой основой, –
А – так же – с обновой –
С – тела мёртвого снятого,
С первого ль? С десятого? –
До – мутного мрака, –
“У попа была собака...”
И – после – тычка ножевого,
Нового! Ржавого! –
Про белого бычка сказочку –
Сызнова... Заново...

 

Леонид КОЛГАНОВ. Сорок дней

Оценка пользователей: / 4
ПлохоОтлично 



Памяти Леонида Губанова



Словно листья, готовый к отлёту,
Отлетел серый стон твоих глаз,
И души неземному полёту
Не страшны псы борзые сейчас.

Смело выйдя навстречь листопаду,
Обнажилась древесная голь,
И души вековому разладу
Не страшна ни одна из неволь.

Лишь над гранью печальных стаканов
То ль моя занавеска скользит,
То ль какой-то неведомый странник
Сорок дней предо мною сквозит.

Отлетай! Сорок дён пролетели!
И, как ведьма, любя и губя,
Мать босая бесснежных метелей
Отпускает на волю тебя...

 

Леонид КОЛГАНОВ. Марфа...




Из страстного и тёмного сказанья
Она пришла неповторимой притчей, – 
Жемчужиною, всплывшею из грязи,
И – молодой невестою опричника.


И – той сирени насурмленной веткой,
Лишь смутный стон погибших поколений, – 
И женщина шестнадцатого века,
Чьи иродом целованы колени...

 

Леонид КОЛГАНОВ. В сумерках

Оценка пользователей: / 2
ПлохоОтлично 



Сгустилась сумрачная брага,
Тугих времен крутой замес,
Как тать взирает из оврага,
Так потаённо смотрит лес.

И нависает грозный улей
Медвяных золотистых пчёл, – 
Пронизан предвечерней пулей,
Степной снижается орёл.

И вот готова медовуха,
Скользит полночная сова,
И шепчет древняя старуха
Полузабытые слова.

И волхования находят,
И душат женщины врагов,
И Ярославнами восходят
Из крови, грязи и снегов.


Невыносимо человечьи
Не затихают голоса,
Как будто отступает вече
В непроходимые  леса.

Бессмертники цветной станицей
Колышут память тут и там,
И дух мой с белкою и птицей
Перелетает по кустам.

 

Леонид КОЛГАНОВ. ПЛАТОК ИЗ ПАВЛОВА ПОСАДА




Платок из Павлова Посада
Я подарил тебе на днях, –
Когда вновь свидимся, услада,
В каких краях иль лагерях?

О, приведись в бреду увидеть,
Когда последний час придет,
Двоих – греховную обитель,
Где у ворот – конвойный Пётр!

И – больше ничего не надо,
Коль – сам апостол на часах,
Мы снова встретимся средь хлада –
На – подконвойных небесах!

Пусть – на земле оставим людям:
Душевный стыд! Телесный срам! –
Но – твой платок посадский будет
Над нами плыть по небесам.


И – пусть – бросает в пламень адский,
Или – в цыганский мерзлый пот,
Но знаю – твой платок посадский –
Меня к посаду приведет!

На – всенарочных перетягах –
И – супротивных поясах, –
В себя втянувших –
Всё, –
Две тяги –
Сойдемся – вновь – на полюсах!

И – на полярных перевалах,
Средь циклопического льда, –
Всё растопившие –
Две лавы, –
Застынем, что небес гряда!..

Платок из Павлова Посада
Тебе я подарил на днях, –
Мы снова свидимся, услада,
На – пересыльных небесах!


 

Леонид КОЛГАНОВ. Снежное поле...



Зарделое тело заката
Над саваном храма сего, – 
Но эхо былого набата
Раздвинуло стены его!

И не был он взрывом низринут,
Готовый на смотр и на слом, – 
Ведь мертвые сраму не имут,
Погибшие всходят зерном.

Люблю – несказанно, незнамо – 
Лишь смертную нашу красу,

И пустошь поющую храма,
Как падшее небо несу!

 

Леонид КОЛГАНОВ. Тень тьмы



Татарский темник на коне,
Один во тьме кромешной, – 
Летит в моём темнящем сне,
Как чёрт с душою грешной!

И бьётся за его спиной,
Как колокол шалея, – 
Тугой мешок – набитый тьмой,
Верней – душой моею!

Он скачет в гробовой тиши – 
Через поля, холмы,
И – падший свет моей души,
Как тень от тьмы!

 

Леонид КОЛГАНОВ. РОССИЯ, ИЛИ КРОВЬ ЗЕМЛИ



Свежа, как свежая могила,
Своею кровью земляной – 
Меня втянув, – 
Не отпустила – 
На Средиземный “упокой”!

Моя душа – в тебе зарыта,
В твоей крови, как труп в земле,
И – не жива, и – не убита,
Как отрок – в углической мгле!

Она блуждает по России – 
В годину новых бед и смут,
И все поводыри слепые – 
В глухой ночи её ведут!

И – 
Вот уже бреду – 
По локоть, —
Как призрак – в углической мгле,
В – крови земли, густой, как дёготь,
И – вязну в собственной смоле!

 

Леонид КОЛГАНОВ. Кольца Вселенной

 

 

В России средь глухих дорог,

Дремучих и стозевных,

Где б не был я – я был у ног –

Её – как пёс последний!

И вот – Святой земли порог –

Мной пройден запредельно,

Но я опять в цепях у ног –

Её – как раб галерный!

Я знаю – Бог, там где порог, –

Её – напевно – женский,

О, лишь бы быть у этих ног –

Колен – колец вселенских!

Ведь – на семи Москвы холмах –

Порог сей заповедный,

И – на моих слезах – столбах –

Солёных! Средиземных! –

На геркулесовых столбах –

Моей души бессмертной, –

Что – серым волком – мчит впотьмах –

К ногам царицы гневной ! –

Тамбовским волком, что мне друг, –

То серой сирой доле,

Кругами мчусь – Земли вокруг –

Лишь к ней, что на престоле! –

Весь закольцован – средь тревог, –

Дорог полувоенных, –

Ведь вечно мне лежать у ног –

Её – колец Вселенной!

 

Леонид КОЛГАНОВ. Центротозавр, или динозавр которого нет

Оценка пользователей: / 2
ПлохоОтлично 

 

Памяти Евгения Шварца, автора пьесы “Дракон”

 

Я слышу рёв его из будущей эпохи,

В песках прошедшего его не найден след,

Когда все судьбы бесконечно плохи,

Он – тучей грузною – появится на свет!

Захлебываясь, как потопом., воем,

Трёхпалый тучно вдавит в землю знак,

Когда Планета тонет средь разбоя,

Центротозавр в мозгах, что в теле рак!

Нам не убить в себе Центротозавра,

Что в душах, словно в омутах царит,

Из всех глубин уставясь в слово – Завтра, –

Он – Завтра – завтракать на завтрак пригласит, –

И съест затем , угрюмо и бездумно,

И послезавтра – не наступит никогда,

В его раскатах катит зов подспудно –

Ещё не ставшая – Бичём земли – орда!

Когда все судьбы бесконечно плохи,

И в снах песка его не найден след,

Я слышу рёв его из будущей эпохи,

В забвеньях каменных я вижу грозный свет!

 

 

Леонид КОЛГАНОВ. "Глаза террористки-смертницы..."

Оценка пользователей: / 2
ПлохоОтлично 

Глаза террористки-смертницы.

Одетые в ночи покровы,

Как хищные птицы в наряд.

Восточные чёрные вдовы –

На чёрных насестах сидят, –

И смотрят, как мёртвые воды,

В глазах – отсвет войн вековых,

И статуя гордой Свободы –

На дно погружается в них, –

И Запад – себя разбазарив,

И Север – что – викингом – сплыл, –

Восток – средь пылающих зарев,

Рубины Кремля опалил, –

И старой Европы седины,

Что вышла в тираж – как кино –

Немое – и Лувра картины –

Идут с нею —немо – на дно, –

Расширенных глаз террористки,

Втянувших – как мёртвая зыбь,

И – Мёртвого моря – брег низкий,

И зыбкость заснеженных изб!

О, Господи, как же нам “трупно” –

Стоять у восточных границ, –

Дженина * джихадовы ** трубы –

Дымят из разверстых глазниц!

И всё – таки тянет неверных –

Какой – то смертельный магнит, –

Востока разверстая бездна,

Как всякая бездна манит!

 

*Дженин – один из центров терроризма. ** Джихад – священная война.

 

Леонид КОЛГАНОВ. На берегу Иордана

 

 

 

Выполз из пряди волнистых волос –

Речки славянской Непрядвы,

Средь переливчатой зелени лоз –

Праздничный, пышный, нарядный, –

Обыкновенный пятнистый тритон –

В пурпурно – жёлтом мерцаньи,

Словно стареющий царь Соломон –

В брачном своём одеяньи!

Вылез из пряди Непрядвы – реки,

И ,словно хан , над рекою,

Вдруг – по-татарски сощурил зрачки,

Грезя о чём – то с тоскою!

Так же и я над Непрядвой рекой,

Грезя о чём-то туманном,

Сиживал с той же восточной тоской,

Видя Сион свой желанный!

Более мне не сидеть у реки,

Смыт я другою рекою,

И не касаться волнистой руки,

Взят я другою рукою!

Ведь – проиграв как сраженье тот край,

И – отступив сатанея, –

Я от Непрядвы бежал, как Мамай,

В бегстве всё боле желтея!

Что же – застыв над восточной рекой,

Давней своей колыбелью, –

Переполняюсь степною тоской,

И ,как ямщик, холодею!

 

Леонид КОЛГАНОВ. Пожар над пустыней

 

 

Уже написан Вертер.

Пастернак.

Несостоявшемуся году –

Не принесу благую весть,

Я – что оплакивал Свободу –

Не состоявшуюся здесь!

Не выигравшую в этой жизни,

А – прогоревшую дотла,

В несостоявшейся Отчизне,

Что – до пустыни довела, –

Где обернулась скупкой смертной –

Вся опостылевшая близь,

И я оплакал, словно Вертер,

Несостоявшуюся жизнь!

Как Вертер – тот что не написан,

Что даже жить не начинал,

А – был лишь на финалы призван –

Своих не сбывшихся начал! –

Чей опалён до почерненья –

Песчаной бурею – висок,

Не сбывшийся, как поколенье,

Ушедшее со мной в песок!...

Хамсина рыжее круженье – *

Меня желтит, вгоняя в жар,

И я горю над поколеньем,

Как над пустынею пожар!

 

*Хамсин – жаркий ветер пустыни.

 

Леонид КОЛГАНОВ. Двадцатый век

Оценка пользователей: / 2
ПлохоОтлично 

 

 

Памяти Маяковского

 

1. Двадцатый век в России

 

Всухую насосамшись и упившись,

Рать посуху пошла на абордаж,

И, от босой пехоты откатившись,

Пред батькой Нестором вспять отступал Сиваш!

 

И сам Господь, все времена стреножив,

Как дирижёр вселенский замирал,

Когда пред ним валился, обезножен,

Турецкий вал! Затем – Татарский вал! *

 

И – средь ржанья солдатского и конского,

Шинелька серая зарю заволокла,

Когда по лестнице железной Маяковского

На эшафот деревня-мать взошла!

 

И – мертвенный – в последний раз на сцену

Прошёл он сам, как коллективный Босх,

И трупный яд ему плеснули в вену,

И – мёртвая вода объяла мозг!

 

И бился, словно падший ангел смерти,

Закат свободы на Кронтштадском льду,

И век всадил себе свинец в предсердье,

Как Маяковский, выйдя на ходу

 

Сам из себя. Лишь гул далёкий длился

И колокол вбирал в себя беду…

Двадцатый век, как гений, застрелился,

Закончившись в тридцать седьмом году!

--

* Турецкий и Татарский вал – основные бастионы

Перекопа, Были взяты повстанцами батьки Махно,

воевавшего тогда на стороне красных.

 

 

2. Рука Большого Дождя

 

День был удушливый и скотский,

И было всё «не хорошо»,

Но дождь ,– большой как Маяковский,

Дыша озоном к нам вошёл!

 

Дыша петровским «первопотом»,

Земной и плотский, словно Пётр,

Он – над лирическим потоком,

Длань Океанскую простёр!

 

Дыша петровским перегаром,

И солью северных морей,

Он, возвышаясь над базаром

Размытых серых новостей,

 

Как над размокшею газетой,

Встал – стороной не пронеси! –

Первооткрытым Новым Светом,

«Первоуитменом» Руси!

 

И – словно друг, большой и ситный,

И новой влаги водомер,

Смывал обмылки серых истин,

Размытых принципов и вер!

 

И, возвышаясь над обманом,

Сметал возвышенный обман,

Дыша Великим океаном,

Сам Маяковский-Океан!

 

И в одиночестве сиротском

Он бился о Судьбы причал,

И Океан, как Маяковский,

Самоубийством – потрясал!

 

И – в лужах брань не унималась,

Но из каких-то высших сфер

Рука дождя к нему склонялась

И – отводила револьвер!

 

 
Облака тегов