Joomla TemplatesBest Web HostingBest Joomla Hosting
Поиск

 

Алёна ПЛАТОНОВА. Стихи. Печаль Весты
Кто на сайте
Сейчас на сайте находятся:
 66 гостей 
Статистика
Просмотрено статей : 1028044

Если Вам нравится наш сайт - поддержите, пожалуйста, проект:

рублей Яндекс.Деньгами
на счет 410011020001919  ( Звёзды ВЛК. Личные страницы поэтов и прозаиков )
Главная Алёна ПЛАТОНОВА

Алёна ПЛАТОНОВА. Стихи

 

Алёна ПЛАТОНОВА

 

 

Автобиография

 

Алена Викторовна Кейдюк (Алёна Платонова), состою в Союзе российских писателей с 2007 года. Автор портала Стихи. ру – псевдоним Алёна Платонова Норильчанка. Филолог по образованию и роду деятельности, преподаватель гуманитарных дисциплин Норильского индустриального института.

Родилась и выросла в Сибири, потомок русских первопроходцев, ссыльных польских повстанцев и украинских переселенцев.

Стихи пишу с детства. Издаю с 2000 года – по одному сборнику в год.

Подробная информация – в Библиографическом справочнике «Литераторы Норильска. Шаги во времени», Изд. Апекс, Н., - 2009, с. 103.

 

 

Алёна ПЛАТОНОВА. ПЕСОЧНЫЕ ЧАСЫ

Оценка пользователей: / 9
ПлохоОтлично 

Песочные часы величественно немы:

Молчит песок в реторте, укачивая время.

Утаивая вечность, и будущность тая…

А Небо Птолемея – за гранью бытия.

И солнечные ветры, и неземной ландшафт,

Планета Галилея повязывает шарф

Тончайшей ноосферы, окутывая Землю…

Песочные часы всё это не приемлют:

Стеклянная реторта бархану не помеха –

Удобны и уютны подобные доспехи.

Остановилось время – подвижной вереницей,

Где в единице каждой неведанность таится.

 

***

Когда из памяти уйдут значенья слов

И смыслы сокровенных выражений,

Уже не станет веских возражений

По сути «счастье» и по сути – «зло».

Добро, другие важные курьёзы

Сойдут на «нет», и выветрятся слёзы.

Вы станете житейски потаённым,

Годами и судьбою закалённым.

 

***

 

Впаду в соблазн, впаду в немилость,

В тоску впаду и во грехи,

А ведь с готовностью божилась:

Мой интеллект – не шарики!

Не каша, нет! И не мякина.

Я – точно чья-то половина!

Не потерплю предательство и ложь.

Меня за рубль двадцать не возьмешь.

 

***

 

Уж не влюбляюсь без оглядки,

Не принимаю, не беру на веру...

Мне атмосферные осадки

И море – просто гидросфера.

Любовь? Жестока и банальна,

И бездуховна изначально.

А жизнь – вполне материальна:

Ведь Зло, увы, универсально…

Надежда – глупая затея.

И что с того? И что за дело,

Коль вера просто эфемерна,

Невежество – закономерно..!

Межгалактические связи

Слабы, сомнительны, порочны…

Все те, которые «из грязи», -

Я не могу их выносить! –

На белом Свете непорочных

И «вообще не может быть»!

 

Ну что за грубая манера –

Рождать подобные химеры!

 

Да не исчезнет Атмосфера,

И вера в Бога – дай нам Бог!

 

Алёна ПЛАТОНОВА. ПОДРУЖКИ. ИМПЕРИЯ ЛЮБВИ

Оценка пользователей: / 10
ПлохоОтлично 

 

 

... люблю на дружеской пирушке

Послушать вздор моей подружки,

И в свете нервной суеты

Внимать тому, что скоро Ты

Её покинешь… Опасенья

Всеочевидны, и спасенья

От неизбежности измен

Не существует. Перемен

В секретном этом лабиринте

Не происходит. Пораскиньте

Умом! Чувствительность умерьте,

Ни слуху, ни глазам не верьте!

Иначе рухнет мир, и дом

Не устоит: в душе – Содом

И безобразная Гоморра…

Увы, расплата будет скорой!

Ты не успеешь оглянуться,

И не заплатишь контрибуций,

И не откупишься шелками,

И не открестишься руками –

Падёт империя до срока,

И разум станет одиноко

Искать виновника паденья:

Ошибок, слов нагроможденья,

И вещих снов парадный ход,

И пьяный бред – подобный свод

Грехов, измен и лицемерий,

Которым трудно не поверить…

Не упиваясь горем ближних,

Я знаю точно: третий лишний.

Но «третий» в этой карусели –

Подруга верная… ужели

Забыто ею торжество

И ликование Его

В расчёте на Мою взаимность?

За кратковременное счастье

И за любовное всевластье

Я заплатила. И плачу…

Пусть говорит… Я помолчу.

 

Алёна ПЛАТОНОВА. БЛАГОДУШИЕ

Оценка пользователей: / 3
ПлохоОтлично 

 

 

Живого Духа любви,

Живого истины Духа –

Познай в себе и люби

На благо Брата и Друга.

Во благо просто заблудших,

И нищих духом – во благо,

Чьё тело в язвах и наго –

Во имя Света идущих

И ныне, и дней грядущих…

Всё тайное станет явным

И явленным в Духе станет.

 

***

 

Белая птица с чёрной отметиной –

В небе суровом и ветреном…

Гордая птица? Глупая птица?

Что ей на твёрдой земле не сидится?

Ну, почему эта птица кружится

В небе, суровом и ветреном?

Белая, с чёрной отметиной…

 

 

***

 

Несказуемое нечто, непостижное в деталях…

Студит чувства и роятся мыслеформы в горних далях.

 

Алёна ПЛАТОНОВА. Поменяемся ролями

Оценка пользователей: / 9
ПлохоОтлично 

 

1.

 

Звёзды, звёзды…и дороги.

Тучи, тучи… Бедолаги

В этой жизни на бумаге

Счастливы и дОроги:

Государству, взрослым детям

И кому-то там ещё…

Отчего же третьим лишним

Всё выходит ветхим дышлом?

Всё выходит и выходит,

И уже не колобродит

В этих людях юный пыл!

Взор подёрнулся, остыл.

А на что хватает сил?

Если дух перебродил,

Перебредил, передумал –

Выжидать, пережидать

Поздно…и переживать

Хорошо бы перестать…

Но излишек лет и бед –

Бороздою сердце пашет

И уже не будут краше,

Веселее и резвее

Наши матери, старея,

Вянут силы, увядают,

Память смыслу изменяет…

Так, однажды день настанет –

Мать родная не узнает:

«Кто вы?» - спросит и смутИтся…

И уже не затеплится

Искра памяти… Протест

Бесполезен. Воскресить

Эту память невозможно,

Бесполезно горевать,

Плакать и протестовать…

Как и прежде – это мать,

Что под сердцем вас носила.

Но её иссякли силы

Вас, почтенных, узнавать!

 

2.

 

Поменяемся ролями:

Позаботимся о маме,

Искренно, по-матерински,

Безупречно и сердечно,

Отдавая долг извечный,

Но отнюдь не исполинский…

И у нас – не за горами

Дни скудеющего смысла.

Вот уже звезда зависла

И, готовая сорваться,

Маятник судьбы колышет…

Этот благовест услышит

Самый чуткий, хлопотливый

И вполне себе счастливый

Только тем, что он не глух.

 

3.

 

 

Колокол звонит по ком?

По кому? И почему?

Отчего же в горле ком –

Говорить, дышать мешает…

И зачем тебя лишает

Некто памяти… всему

Объяснение бывает,

Но его никто не знает.

Бесполезно рассуждать –

От чего устала мать,

И замкнула дверцу память…

Чтобы прошлому не мямлить

Притязания, скулёж,

Челобитные не слать –

Даже если невтерпёж!

Просто по двору гулять…

Получить в закатный вечер

Простоту… на этом свете.

Неизвестно, что – на том!

Может, глупо: на потом…

И, пока «сейчас» доступно,

Поступи и ты достойно…

Сам решишь, о чём здесь речь!

Наговорам не перечь.

Если я не убедила –

Безмятежно процветай,

Но, поверь, наступит май

 

***

 

Башнею сторожевою –

Возвышалась над водою.

Службою береговою –

Шла по краешку прибоя.

И тоскою вековою

Выкликала над покоем,

Тем, что верен, неизменен,

И со мною откровенен.

Дорогого начертала

Не затем, что волховала…

Размурлыкаю, разнежу,

Успокою, разутешу:

Нет безвыходных забот –

Всё до свадьбы заживёт.

 

Алёна ПЛАТОНОВА. ПИСЬМО ИЗ БАБЬЕГО ЛЕТА

Оценка пользователей: / 8
ПлохоОтлично 

 

У нас в Норильске, бабье лето:

Плюс пять и, кажется, тепло.

Кому? Не верю в эти бредни!

На мне наряд совсем не летний,

А мне какое-то трепло

Прогноз погоды выдаёт

На десять месяцев вперёд…

Но я не первый год в Норильске!

Себя, не подвергая риску,

Одену с ног до головы:

Перчатки, носовой платок,

Шарфа длиннющего моток…

Ну, кажется, готова к «лету»

Навстречу выйти… Парапеты

Седы от инея. А я – подобие богатыря:

Иду «на вы» – долой  преграды,

Шагаю… я безумно рада,

Что не поверила прогнозам!

Не шмыгая сопливым носом,

Дошла до точки назначенья…

А завтра – то же приключенье,

Из года в год – из лета – в лето

Иду, по-зимнему одета.

На мне уродливые боты…

Известно, нет плохой погоды,

А есть холодная одежда.

Я, видно, ярая невежда.

Меня бы «Модный приговор»

Немедля расстрелял в упор…

Но! Есть! Холодная одежда!

 

***

 

Синие сумерки сердца холодного,

Синие льды и снега

Не согреваются «просто полотнами»,

Немощны даже меха.

 

Синие люди, что северный полюс,

Непостижимы… Когда

Колористически холода бонус

Выдан – приходит беда:

Жди напряжения света и тени –

Тяжести, грусти, хандры,

Дрожи и труса в груди и в коленях

До благодатной жары…

 

Жутко и боязно, кровь леденеет,

Стыну… по коже – мороз…

Даже огонь суетливый не греет!

Жара страстей и угроз

Не ощущаю. Калёным железом

Выжечь – холодную синь?

Сплина полярного яростным взглядом

Сердце холодное вынь!

 

Милый, любимый, заветный, желанный,

Яспис божественный мой,

Солнышко, алые зори, нирвана,

Путь Одиссея – домой.

Не проглядеть бы заветных морщинок

В лицах попутных мужчин,

В непостижимости сумерек синих,

Льдов и снегов, и лавин!

 

***

Не грустите, дорогой, не грустите!

Позабытую меня отыщите!

Шубу царского плеча – не дарите!

Вы меня за много зим отлюбите.

 

Отключите свет в тиши Ваших горниц,

Не читайте мне стихов Юнны Мориц!

Отлюбите – на потом и навечно –

Увлечённо, живописно, сердечно.

 

Ваши слуги по углам разбредутся,

Эхом шорохи любви отзовутся…

Только двое нас в ночИ эфемерной,

Только легкие шаги на Галерной.

 

Отыщите Вы меня, отыщите!

Тихим голосом любви позовите!

Шелест платья моего где-то рядом –

Я давно гляжу на Вас нежным взглядом.

 

***

 

Беспричинная тоска,

Ум, лишённый сновидений,

Бессознательная жизнь -

Вне «божеств» и «вдохновений».

 

***

 

Ужас жизни в том и есть,

Чтоб однажды душу – вон!

«Огласите список весь!» –

Не вертите патефон.

Песня спета или нет…

Звуки вальса или танго…

Даже глупая шарманка

Шлёт божественный привет:

«Разлука, ты, разлука –

Чужая сторона!..»

Неужто нам подруга –

«Лишь мать-сыра-земля!»

 

***

День и ночь: туда-сюда

Движется наземный транспорт…

Ну, а мне (хотите на спор?)

Надоели города!

Мне бы – росные купавы

И речушку для купаний…

Мне бы скинуть этот морок

И уехать прямо к морю.

 

***

 

Обманутых искренне жаль!

А я обожаю спираль.

Не «угол» и не «овал»!

Ну, кто бы ещё рисковал,

Блуждая во мраке углов

Тоскующе-тёмных голов,

Решительно утверждать:

«Даёшь геометрию мира –

Подобие нашей квартиры!

Углы и овалы чертила

Создателя воля благая! –

На что-то ещё намекая…»

 

Любитель углов и овалов

Тем самым немыслимо лгал

(Такое однако бывало)

Или, заблуждаясь безбожно,

Спираль объявляя ничтожной,

Такой зубоскал рисовал

Фигуру угла и овал,

Разумную мысль отвергая,

Сумняшеся опровергая:

- Всё движется по спирали?

- Поспорить хотите? Едва ли!

 

***

 

Печенье с малиновым джемом –

Любимое лакомство ночи.

Не спит Архитектор и Зодчий

Малиново-звёздною ночью…

И месит слоёное тесто –

Пирог, начинённый малиной.

 

От Калининграда до Бреста

Несётся проворной лавиной

Вплоть до Океана Великого,

Такого незыблемо Тихого,

Малиновый дух благотворный!

Гораздый на выдумки щедро,

В земные глубины и недра

Роняет малиновы звоны

И пишет простые законы…

 

Заведомо неотвратимый,

Поэтами невыразимый,

Известный и недоказуемый:

Малиново-звёздный закон.

И небо становится ближе,

И горы высокие – ниже,

А бури – добрее и тише,

Когда раздаётся трезвон –

Изящный вселенский закон.

 

 

Алёна ПЛАТОНОВА. ЗАБЫТАЯ ЛЮБОВЬ

Оценка пользователей: / 9
ПлохоОтлично 

 

 

 

Мне ветер шепнул «Забудет!»

Мне море шумит «Не любит!»

Деревья и те: «Он – с другой!» -

Всё так. Но любовь – со мной.

Мне ветер подарит крылья –

И я за морЯ улечу.

Фантазии станут былью:

Свободе у птиц научусь.

А море, что беды вещало,

Шумело и грохотало, -

Крутую волну подошлёт,

И я уплыву на восход…

 

В краях амарантов и лилий

Сгодятся две пары крыльев:

Любимый свои обронил

Мне – в дар! И ушёл без крыл.

И, где бы я не жила, -

Размах – на четыре крыла!

Разбудит меня колокольчик,

Берёзка оденет листвой,

Развеют любовную порчу

Душица и зверобой!

Покажется слаще мёда

Вода из лесного ручья…

Светлее, добрее и зорче

Душа моя станет: моя!

***

Ах, душа моя трехдольная,

Всё желающая разом!

Ах, душа моя раздольная,

Подгоняющая разум!

 

Прямопропорциональная ,

Яростная моя душенька!

Своевольная, упрямая,

Ты – сестра мне и подруженька!

 

Слово за слово – словесная,

Откровенная и честная.

По моей ли да по душеньке

Стосковался соколёночек,

Ясный сокол, мой милёночек:

«Мне душа твоя нарядная,

Что гармония трёхрядная:

И в печали, и во праздники

Веселит почище бражника!

Нам бы свидеться, не мешкая, –

Падает монета решкою!

 

Мне бы надо поклониться

Ненаглядной царь-девице!

На тебе хочу жениться –

Нам бы только сговориться!»

 

 

Самовозгорание до самосжигания,

Самоистязание до самозабвения!

Это ли – моя стезя и предназначение?

Вилкой – в небо,

Пальцы – в рот.

Смех! – и только. Поворот –

И опять: перстами в небо,

А ещё: вперёд, вперёд!

Слава богу, что «не треба»

Против правил – прямо в небо…

Лучше – ветру супротив

И, себе же – на лицо!

Рыльце, рожица, рыльцО,

Или же свиное рыло –

То, что землю носом рыло, –

Получи плевок в пятак!

Что? Не хо? А что не так?

 

Алёна ПЛАТОНОВА. ЭПИКУРЕЕЦ

Оценка пользователей: / 10
ПлохоОтлично 

 

 

Милый, милый, мой милан,

Территория успеха!

Жизни грубые доспехи

Тесноваты, бонвиван!

Эпикур и тот пасует

И, понятно, не рискует,

Что весьма симптоматично.

 

Я читаю постранично

Жизнь твою, эстетоман:

Мирра, золота и смирны

Не случалось, мой милан,

И любви такой надмирной,

Горней, вышней – не случилось!

Ухожу! Ты Эпикуру

Передай: такую дуру

Вам обоим – поискать!

Я не стану рисковать!

Вам, жуанам, не понять,

Я ушла. Меня искать

Не пытайся. Мне под стать –

Только воля, только сказка!

Убери свою указку

И иди ворон считать.

 

 

 

***

 

Мотылёчек – мотылёк,

Уголёчек – уголёк!

Средь дорожек и дорог –

Мой заветный уголок!

 

Тот, что дорог, не продажен,

Просто дом среди садов –

Для меня немаловажен:

Мой секретный стан и кров.

Плоть от плоти,

Кровь от крови

От крыльца

До самой кровли –

Материнское гнездовье.

В нём легка и доля вдовья,

И охапка дров дубовых,

Что сначала – на распил,

А затем идут в распыл.

Раскалится не на шутку

Печь кондовая, гудит!

Стоит выкроить минутку –

Поглядеть, как ввысь летит

И клубится дым над крышей…

Выше, выше, выше, выше…

Искры, искры – мотыльками,

Светляками, огоньками…

И уже мой дом – не дом,

А секретный космодром!

Отправляется в полёт

Мой волшебный звездолёт…

 

***

 

Всё ещё надеясь на взаимность,

Ты весной гвоздики не сажай…

День за днём подобную интимность

Горькою слезой не поливай:

Не дари с надеждой. Разве только

К постаменту, где кричали «горько!»,

Красные гвоздики положи

На помин, а больше – для души.

 

 

***

 

Солнце светит, но не греет.

Навещает, но не любит.

Не милует, не голубит,

Не мирволит, не лелеет,

Не желает, тяготеет.

Правду грубую не рубит

Ни с руки и ни с плеча –

Даже если сгоряча…

Нет! Не любит он! Не любит!

Убегает от себя,

И, нисколько не любя,

Возвращается. Садится,

И как будто тяготится,

Как израненная птица,

Он не может исцелиться,

Взмыть и просто улететь…

Добровольно принял плеть.

Отпустить его на волю –

Однозначно пропадёт.

Ведь годами он живёт,

Как домашний сытый кот.

 

***

Шубу с барского плеча

Подарю тебе, Татьяна!

Понарошку и шутя!

Чтоб носила неустанно!

Не снимала, обожала

И любила до печёнок!

Я таких презентовала

По пяти на всех девчонок.

 

Так и ходят – в жар и стужу

В этих мантиях бесценных!

Погляди! Какие души

У девчат! – краса Вселенной.

Ты – одна из нас! Такая,

Что одета по ранжиру!

Только знай, что это – тайна,

Не поведанная миру!

 

 

 

***

В небе тучи. Нету свету

На земле и на воде.

Волны гнутся, в небо рвутся,

Даже месяц похудел,

Чтоб лукаво затаиться,

Незаметно переждать

Эту буйную погоду,

Эту божью благодать.

 

***

 

А лампы всё ещё горят,

И белый свет ещё не меркнет,

Ещё художники творят,

И занавешен тёмный эркер.

 

Ещё звучит симфониетта,

И песнь моя ещё не спета…

Поэт, что властью обвинён,

Ещё в правах не поражён,

И есть улыбка на устах

У старых жён, усталых жён.

Солдат, что славой осенён

Ещё заботой окружён!

И не обмануты старухи…

На жизнь – в полглаза и в пол-уха

Непонимающе взирают

Брюзгливой раненой душой…

Миколы, Марьи и Ванюхи

Не могут, бедные, прочухать:

«Не верь! Не бойся! Не проси!» -

Звучит уже по всей Руси…

А для опального поэта

Заказана «симфониэта» –

За что же? Песенка не спета…

 

***

Ещё живое отраженье мерцало в старых зеркалах

И неземное настроенье держалось в этих берегах,

Всепоглощающая тишину, и бездны в оторопь бросая…

За этой дрожью бестелесной укрылась мысль, совсем простая,

Любви волнующей, тревога ещё неведомого чувства.

 

Прохлада ночи синевой по шёлку рисовала густо…

Она ждала прикосновений, любви невольные призывы,

Экстаза трепетной лазури, души возвышенной  мотивы.

 

Но в потайном кармане гребень уже зубцами обнищал.

Жених недавно обещал шелка волос её тончайших

Развеять во поле души, сомнений шёпот заглушить

И повестИ, и одарить её любовью величайшей.

 

Совсем иным начало было! Но вот она  не угодила,

Сама не зная, почему….и чем…Такою милой

Была любовь, и вдруг остыла….

 

Пока не стала ты постылой –

Вернись назад, в иную бездну,

Останься вечною невестой.

Пока мерцаешь в зеркалах

И неизведанность – в глазах…

 

***

Кучнее дроби боевой,

Теснее звездочек небесных

Ложатся рядом…бесполезных

Не говоря на ветер слов.

День ото дня уж без хлебов

Насущных. Просто пресыщаясь

Друг другом, верною любовью,

Дыша испытанною новью

И жажду утоляя вволю…

 

Но вот любовники устали.

Огнём любви, его устами

Не говорят они давно…

Всё, кажется, предрешено.

 

***

«Сувенир моей гордыни» –

Разве это не обидно?

У судьбы урвать на память не успели…

Не сумели! Вам подобных сувениров

Не собрать и полумиром!

Что за редкий артефакт?

Мне подобных артефактов

Навязала жизнь де-факто

И де-юре свору, гору!

Мой характер – это норов,

Недостатков целый короб:

Это – урос, это – прихоть,

Это – хватка, это – лихость,

Неуёмность и весёлость,

Молодечество и скорость,

Несгибаемость и склонность

До последнего патрона

Биться, даже обречённо…

Не потворствовать желаньям…

Не характер – наказанье.

Даже потеряв сознанье,

Не забуду указанье –

Жить по чести и по долгу –

Рьяно, истово и колко!

Мой характер – не характер,

А, скорее, дикий норов.

Ты о нём узнаешь скоро.

 

***

Потрясений и баталий,

Поражений и побед –

Нет числа – таков секрет.

Каждый день, как день последний –

Даже если очень средний!

Даже самый неудачный –

Даже если под раздачу…

День последний – не наследный.

 

***

Мне любжа – огнИво страсти –

Я могу и шить, и прясти!

Курвить, ведати и красти!

Медны трубы – чёрту в зубы

Лучше уж – огонь с водою!

Я ценою дорогою

Заплатила и плачу,

Но тому, кому хочу.

 

 

 

***

 

Не верю, не знаю и знать не хочу:

На чём ещё важном я вновь пролечу.

 

 

***

Хам, взыскующий, всемогущий,

По отлаженной схеме живущий,

От рождения – неимущий

Не дано ему ведать и знать!

 

***

Потомок полоумной обезьяны,

Носитель всех решительно изъянов,

Присущих прародителю макаке,

Имеет генетические знаки…

 

***

Я люблю, когда ветер и снег…

Понимаю, что так – не у всех!

Чтобы пО сердцу ветер и снег,

Чтобы было всё «как не у всех»!

 

***

Жемчужина в навозной куче

Жила, не зная: и получше

Бывает радость бытия –

Пока помойная бадья

Не пролилась рекой на кучу.

 

***

Прогреется воздух, и где-то растает

Снежинок лавина и рухнет.

Суровая властность зимы утекает

Ручьями…и реки распухнут,

И вымоют берег, и лодки с причалов

Умчат безвозвратно на север…

Весну и тепло принимаю на веру

И это – её начало.

Зима задохнулась, отстала,

Теперь отдыхает устало:

Противиться ей не пристало…

И мы отдохнём – дайте срок.

 

 

Сердце, любовью разбитое, вышепчет:

«Если не склеится – выживет, выживет…

Или рассыплется сердце разбитое

На лепесточки, кроваво размытые»,

Брызгами, каплями кровь источИтся

Или сподобится вытечь поструйно.

Нервы, гудящие, порознь, пострунно,

Тенькают – песне никак не сложиться.

 

Надо мне было позднее родиться,

Чтобы не встретиться с неразделённостью,

На белый свет лишь тогда появиться,

Песня когда прозвучит благосклонностью,

В день, когда ты отсияешь, обмякнешь,

Неодолимой душою иссякнешь

Чтобы не встретиться нам да не свидеться –

Сердце спокойное. Да не пресытится.

 

Но успокоиться не получается:

Вот и рассвет полумраком качается…

Где-то влюбленное сердце венчается,

Только моё – на пыльцу разлетается,

По ветру веет, листвой осыпается…

Сердце разбитое – не сопрягается.

 

***

Ты – первый, и пока Неизреченный,

Святой, Непознаваемый, Священный,

Ты – разум Непостижный Мировой.

Я – только глаз, «недреманное око»,

Я – только глас, от юга до востока,

От севера и запада. Несу

Повязку на всевидящем глазу.

Но и она помех не создаёт:

Увиженное не беру в расчёт,

Поскольку только видимость одна,

Иллюзия, самообман она.

Сокрытая для глаза тайна мира,

Непостижима зрением. Но лира

Пытается воспеть всё то, что всуе

Не видит глаз, и потому, ликуя,

Поёт душа в порыве совершенства

И поисках искомого блаженства.

 

***

Река, перенасыщенная росами,

Дождями и туманами – проснётся,

Сквозь берега решительно прорвётся

И по земле раздольно разольётся!

Лугами заливными водный плен

Земных просторов – разрешится вскоре.

Из полноводных и раздутых вен –

Пульсация реки прогулкой к морю

Однажды завершится. А затем

Ничто не будет для реки помехой –

Постичь уловки на пути к успеху:

Одной из оросительных систем

Достичь просторов водных Океана

И жить судьбою Грея Дориана.

 

Алёна ПЛАТОНОВА. ОДЁЖКА (МОНОЛОГ РАССЕРЖЕННОЙ)

Оценка пользователей: / 7
ПлохоОтлично 

 

Я оденусь и уйду: обрету немного смысла!

Отчего же я раскисла?

Слякоть жизни и рассрочки

В отношениях с тобой –

Наказание, разбой!

Где она, моя сорочка

Запредельно белых линий?

Разве знать с тобой могли мы:

По одёжке провожают,

И встречают по одёжке…

Любят, правда, без одёжек –

В сто затворов и застёжек…

Я пропала! Боже, боже!..

Нет сорочки с оторочкой…

Помнишь – белая такая!

Отчего же ты вздыхаешь?

Где сорочка? Вижу: знаешь!

Вместе – тесно, скучно врозь?

Без сорочки не уйду!

Я тебя с ума сведу

Или же сама сойду?

Эту глупую одёжку

Я добуду, я найду!

 

***

Несравненная моя, несуразная,

Благородная моя, безотказная!

Время-времечко течёт благодатное,

Преумножились грехи семикратные!

Что ни день – то дребедень, бестолковщина:

Ваххабит, антисемит, семипоповщина,

Алкотестеры – залог вечной трезвости!

И понтуется народ цвета серости:

Дунул-плюнул-ждать-пождать да с подвывертом,

Руки-ноги изломать да с подвывихом!

 

Нам бы этих самых взять да за шиворот –

Кувырок, тройной тулуп – да навыворот,

Наизнанку, на излом, чтобы поняли:

Поделом да помелом, чтобы помнили!

 

***

Вне сомнений, причуд, недоверия,

Нигилизма и просто вранья –

Наступают большие потери

На тебя посреди бела дня…

 

***

У нас апокалипсис общий

И света конец  - на двоих:

Чем дальше – тем дольше и жёстче

Раздел на «своих» и «чужих».

 

***

Я живу на широкую ногу

И на щедрую руку живу,

Потому что имею немного:

Интернет и дурную молву…

Недотрога, гордячка, заумница –

Да и пусть распускаются слухи!

Я сегодня и завтра – не в духе:

У меня интернет не крутится.

 

***

Отрешиться от прошлого…

Жизни вязкое крошево

Тяготит и заботит,

И во сне хороводит!

Безраздельно владеет –

И душа холодеет:

Ничего в том хорошего-

Истомиться от прошлого.

 

Алёна ПЛАТОНОВА. Память (послецветаевское)

Оценка пользователей: / 3
ПлохоОтлично 

 

Как живётся Вам, неискренний,

Не со мной и не с другой?

Как недужится, неистовый?

Перемелется – мукой?

Как живётся Вам, натужится

Под настойчивой луной?

Как живётся Вам, утюжится?

Дружится ли Вам с «иной»?

Как живётся Вам и дышится,

Растакой и рассякой?

Клято-мятое колышется

Омутом над головой?

Как живётся? Ужасается?

Бог – судья. Авось, простит.

Вам и присно не раскаяться:

Отлетал – не полетит.

Что же! Дружится – не дружится!

Без остаточка – в любовь.

Небо рушится? Не рушится?

Сбиты тяготы оков?

Я не верю вам. Не верится.

Нелюбимый, неродной,

Потому: планета вертится

«Линией береговой».

 

Алёна ПЛАТОНОВА. Тристия

Оценка пользователей: / 9
ПлохоОтлично 

 

Памяти Р.Солнцева

Друзья, большие и малые,

уходят вполоборота.

С Детьми, большими и малыми,

Вселенная сводит счёты.

Уходят, уходят… Да что там! –

Бегут без оглядки – ловите

Посмертные взоры! Да! Вот что!

Любите умерших, любите.

 

Исчерпан реалити – жанр:

Сегодня можно – о «крыльях»!

Летите, летите, Роман…

Осталось одно усилье.

***

Сподобился, грешный, преставился –

Язычником Трисмегистом…

«Подобное» расподобляется

На «до» и «после». Простимся.

***

Тристия, что же Вы плачете?

Льёте слезу за слезой?

Значимо памяти качество…

Всё же – негоже – одной…

Ваше скорбящее личико –

Слепок античных личин.

Женщина! Приняты вычеты

В память любимых мужчин.

Волей-неволей утешитесь:

Пищей кошерной, смарагдами…

Рушится небо? А надо бы

Небу – опору? Удержится.

Тристия! Тристия! Тристия!

Город швыряется листьями,

Вечность поминками рыскает…

Выстоять, выстоять, выстоять.

***

Умер Гермес Трисмегист.

Льдятся мятежные лики,

Редкие женские вскрики,

Строками влажными лист:

«Умер. Гермес Трисмегист».

Несоразмерной удачей,

Не ожидая залога,

Любят, клянутся и платят

Вам, отлюбившим до срока.

Разве сегодня иначе

Женщины-тристии плачут?

Не вымогая зарока,

Любят, клянутся и платят

Вам, уходящим до срока!

Разве Поэты – гермесы,

Приподнимая завесы,

И́наче мир покидают?

Солнце не «греет» – сгорает!

 

 

Алёна ПЛАТОНОВА. Анонс

Оценка пользователей: / 13
ПлохоОтлично 

 

Вы напоили русских иноходцев

из рек великой Франции. – Анонс!

Но притащили гидру коммунизма

в Россию православную за хвост.

Славянский профиль на картине прусской

запечатлели многажды. – Анонс.

Ваяли сверхдержаву. Отстояли.

Но кинули её же псу под хвост.

 

Ни мам, ни дочерей – одни подружки.

Что жёны заражёны – не вопрос!

И бродят по России побирушки

Под ветер перемен – опять анонс!

Все ваши «деды – славные победы»

И «брово ребятушки» – на погост!

А братья-фармазоны и мессиры

Живут и благоденствуют. Анонс?

 

Алёна ПЛАТОНОВА. На расстоянии руки

Оценка пользователей: / 4
ПлохоОтлично 

 

Ещё живое отраженье струилось в зеркалах души,

Ещё непринуждённый звук всепобеждающе кружил,

Когда, пресытясь женихом, – на удивление эротам, -

Шелка тончайшие жгутом, плющом свивая отчего-то,

Невеста, уронив слезу, убила чувственную гонку,

Как бы ступив из шатких нег на  неустойчивую джонку.

И оболочкой бестелесной, атласней ткани Поднебесной,

Она невольно содрогнулась консервативности  известной…

Жених уснул: он – муж теперь. На ложе показалось тесно.

Рвалось, ветшало покрывало в руках неопытной невесты –

Муары, крепы, органза…

И пили жадные глаза

Воображаемую сурью,

Маня магической лазурью…

«Прости. Прощай, вассал Морфея!

До встречи в новогодных снах!» –

И растворилась в зеркалах.

Служитель Снов и Милолика

Живут блаженненько и тихо –

Невольниками Зазеркалья – на расстоянии руки.

***

– Небесные стражники скупы:

Одни многогрешные губы,

Одна на двоих рассказка –

Последняя плотская ласка,

Утехой зовётся, глупая.

Измену глокую, грубую,

И ту называют «утехой» –

Небесная пройма, прореха

В ненастье разводов туч…

А выше – озвучить?

– Озвучь.

–  За тучами – солнечный луч.

***

Одна как зеница ока,

Но всё же не одинока:

Ведь, кажется, что их – две!

Одна. Дымоходом в трубе.

Посмотришь с любого бока:

Торчу себе одиноко,

Копчу небеса – чернеют.

Небесные странники сеют

На землю звёздные крупы!

А мне – иную игру бы:

Ответную манну щедро –

В личину гелиоветра!

* * *

Юный демон за ограду зацепился, пролетая,

И негромко выкликает, на свиданье намекая.

Я не выйду – не надейся, обольстительный злодей,

Потому что избегаю демонических затей.

Ты и сам отлично знаешь: третьи сутки соблазняешь…

 

Алёна ПЛАТОНОВА. Post factum

Оценка пользователей: / 3
ПлохоОтлично 

 

Есть женщины с улыбкою Миневры,

Джоконды, Магдалины, Клеопатры,

Кассандры и Елены… Этот фактор –

Искусные манёвры и манеры!

Но, если ты мужчина, – не страшись:

В улыбке – изначальная природа,

Святая и порочная порода,

Загадка и отгадка. Покорись!

Живущий на бегу, остановись!

В улыбку текстуальную вглядись:

Откроются «круги», «земля» и «высь» –

Мужской судьбы неразрешимый фатум.

Дальнейшее решается post factum.

 

Алёна ПЛАТОНОВА. Альбигойские краски

Оценка пользователей: / 8
ПлохоОтлично 

 

Альба «Finamor»

1

Вечная Владычица Любовь –

Finamor – таинственная нота,

 

Совершив надмирный круг почёта

Куртуазно выверенных слов,

Тайным знаком, символом любовным

Нежится в святилище альковном!

Замка очарованный овал,

Словно бы осыпан звёздной пудрой…

Теплится приветливое утро,

Изнемог, слабея, карнавал.

А во тьме ещё немых ветвей

Вызревает Альба – песнь восхода…

Томные аллеи Звездочёта

Возвращают чувственных гостей,

Истомлённых страстью непорочной…

Finamor… Таинственные ночи…

2

Этот романтический недуг –

Безмятежность ласкового бреда,

Жребия оккультно-винный круг,

Магия любовного сонета,

Куртуазных будней манифест!

Альбу напевая, трубадур

Прославляет утро, Монсегюр,

Finamor – владычицу сердец!

3

Миннезингеры. Рыцарский эпос.

Трубадура таинственный знак:

Неразумные жесты – пустяк!

Поманила любовная ересь…

Но! Опасная это затея –

Finamor: карнавал и турнир!

Поманила любовная фея –

Изменила застенчивый мир.

С той поры в колпаке звездочёта

Бродит эта недужная блажь:

Мимо стражника у поворота

Проскользнул убегающий паж –

Арнаут де Марейль аквитанский –

Паладин, миннезингер, поэт,

Трубадур… альбигойские краски –

На холсте Аквитании свет.

4

Орифламма развёрнута. Копья и латы,

Катапульта швыряется каменным градом…

Лангедокское графство падёт непременно!

Альбигойцы, тулузцы поют сюзерена:

Звездочёты, философы, рыцари слова

Умереть на костре за идею готовы.

Монсегюр – цитадель трубадура Кламена

И последний оплот, и погост сюзерена.

5

Я взошёл на костёр последним –

«Совершенных» слуга и наследник.

Герметический принцип огня

Обновил, опаляя меня.

Мать-природа склонила колени

В искупленье таких обновлений.

Альбигойские мистики пали.

Монсегюра костры полыхали.

Очистительный пепел кружился:

Совершенный узор не сложился –

Совершенный Узор Абсолюта,

Трубадура Марейль Арнаута.

***

Паладины «весёлой науки»,

Мы в бою защищали друг друга,

Воевали спиною к спине –

Альбигойцы – в едином огне…

6

Сирвантес  отзвучал на заре,

Погасив лучезарные струны!

Трубадур Арнаут де Марейль –

На весенней, последней, бесструнной…

***

Альбигойские войны: Прованс,

Аквитания – ныне пустынны.

Сюзерена забытое имя…

Свет и Мгла заключили альянс.

Символ веры и образа жизни

Утаён трубадуром Кламеном.

Зацветает весна цикламеном

На крови и любви Бескорыстных.

7

Альбигойцы – двубожия грешники,

Совершенства, аскезы приспешники!

***

Сирвантес  догорел и угас.

Провиденье простило Прованс?

Наказание грешных – юдоль?

Милосердие – знак благоволи?

Трансцендентного замысла соль

Не удастся понять априори.

 

 

 

Алёна ПЛАТОНОВА. Когда я была маленькой, а мама – молодой

Оценка пользователей: / 10
ПлохоОтлично 

 

Мама, почему глаза мигают?

Почему большие умирают?

Мама, я когда-нибудь умру?

Мама, что такое кенгуру,

Что такое «в порошок сотру»?

Почему ты не родишь сестру?

Что такое, мам, «не по нутру»,

«не по летам», ранец, пол-лит-рук?

Мама, я когда-нибудь умру?

Нет? А солнце не сгорит? А лето?

Лето обязательно наступит?

Папа меня тоже очень любит?

Или папа любит тётю Надю?

Мама, можно я банты погладю?

Почему – поглажу? Расскажи!

Ты меня красиво причеши…

Мама, почему все Нади – бляди?

Почему нельзя так говорить?

Бабушка на кухне говорила –

Помнишь, ты ещё посуду мыла…

Мама, можешь мне передник сшить?

Я хочу сама тарелки мыть.

Мама, а у нас войны не будет?

Ты меня возьмёшь на партсобранье?

А зима деревья не простудит?

Что сказала? Милое созданье?

Это про меня? А чьё «созданье»?

Знаю, знаю: ты меня родила.

Но сначала в животе носила.

Спать пора? Попью. Закрою флягу.

Мама, мама! Я с тобою лягу…

Почему земля такого цвета…

Почему скворечники – весной?

Что такое: мучаюсь виной…

Можно? Я всегда буду с тобой

Спать? Мне очень боязно одной.

 

 

Алёна ПЛАТОНОВА. Рождение Святой Руси

Оценка пользователей: / 5
ПлохоОтлично 

 

Рассказ от имени России


Единственно молящей о прощенье,

У всех земель и солнц – из ряда вон!

Ждала дождя на плоти омовенье

И бредила судьбой библейских волн.

Галактика, рождённая приязнью,

Стремилась опрокинуть атмосферу,

Небесною грозой венчая праздник:

Условно установленную эру.

Когда набухший ливнями восход

Обрушился потопом, водопадом,

Любовью зарождающийся плод

Уж был моим невыдуманным градом.

Взлелеянный и выветренный слог –

Един пример из множества примеров,

Святой Руси вселенская премьера,

Из хаоса и логоса – чертог.

И правят чин её святые братья:

Во здравие России – водосвятье.

 

И открываются пути. И начинаются дороги.

Ты сделал первый шаг. Иди.  Не бойся утренней мороки!

Ещё холодная земля и  непрогретый ветер мая

Тебя не узнают пока, тебя пока не принимают…

Но вот и Солнце выплывает!

И распрямляет плечи День, решая вечные задачки.

Иди. Они – твои теперь. Ведь там, у старой водокачки,

Твой дед впервые землю шагом

Дробил на пыль дорог сибирских…

Влюблённый в тихую отвагу,

Иди и ты путём неблизким!

Всё будет явлено потом.

Судьбу на «вкус и цвет» попробуй!

Однажды избранным путём,

Однажды выбранной дорогой…

 

Алёна ПЛАТОНОВА. "Ни за что не поверю в испаренье тумана..."

Оценка пользователей: / 4
ПлохоОтлично 

Ни за что не поверю в испаренье тумана,

В растворение соли и текучесть реки!

Мне известно давно: существует нирвана –

Бестелесное чудо где-то в Тмутараки.

В этой Тмутаракани – настроенье нирванье

Проливает зыбучесть и неясность туманью,

На любимую Землю оседает рассолом

И волнует забавных стариков-богомолов.

Скарабеи эпохи – даже если из камня –

Оживают на ветках Древа Жизни вне плана

И колышут любви бестелесное марево,

Соблазняя испить безымянное варево…

Но однажды подспудно где-то в Тмутаракани

Эти яства прольются молодыми стихами.

 

Алёна ПЛАТОНОВА. "Не бросай меня, любимый..."

Оценка пользователей: / 3
ПлохоОтлично 

Не бросай меня, любимый,

Камнем ведьме в огород!

Ангел, дьяволом гонимый

На египетский исход,

Неприятность, непонятность,

Неполадки, непокой,

Роковая невозвратность,

Ускользающий герой,

Персонаж моей баллады

И призывы тёмных вод…

Истомились Китеж-Грады

В ожидании красот –

Несказанных, чудотворных,

Дивнорусских чудо-дев…

Не горласто-рукотворных,

Неспособных на «посев»!

«Путь зерна» и урожайность –

Мыслеформою пока что:

Бездуховность, бесхозяйность

И сюжеты для Боккаччо…

Не бросай меня вот так вот!

Брось на купол Китеж-Града!

Деток дружная ватага

Там резвится у ограды…

Не без места я невеста:

Стану деток привечать,

Русской грамоте известной

Этих деток обучать …

Буду очень, очень к месту!

Брось меня – не промахнись!

Лишь поставив крест невесте,

Позабыв меня, женись.

Не прощаясь – белым лебедем,

Лоэнгрином, белым рыцарем,

Ускользаешь…Белолицая,

Не нарушила обета я!

Шла по снегу – неодетая,

С головою непокрытою…

Шла, тобою позабытая!

Под луной, серпом и молотом,

Зноем, слякотью и холодом –

С головою непокрытою

Шла, тобою позабытая!

Под гербом – «серпом» и «молотом» –

Зноем, слякотью и холодом.

Я – Луна твоя, Лукреция,

Шла по жизни без протекции.

Свет мой, Солнышко заветное!

На любовь твою ответную

Понадеялась, наивная!

До меня – дорога длинная

И затмение коварное –

На судьбу мою бездарную.

Стороной неосвещённою

Повернулось тело тёмное…

Сердце – в камень! Селенитами

Разлетелось! Сталагмитами

В темноте, пещерной сырости

Жду невежественной старости.

Отравленная любовью,

Луна к моему изголовью

Склоняется каждую ночь.

Качается паникадило,

Объявленное светилом,

Рассеивая наволочь…

Две капельки лунного масла

Измазали бликами массу

Постелей, измятых бессоньем…

Самнамбулой, глупой Ассолью,

Отравленная любовью,

На части Луну разделю –

Любовный напиток пролью

И выплесну в реки, дождинки,

В слезу и вино… На поминки

Оставлю друзьям – отравитесь,

Останетесь живы – любитесь.

 

Такая отрава смертельна,

Но жизнь без неё канительна.

 

Алёна ПЛАТОНОВА. "Перекрёстки дорог, расстояний, крестовых походов…"

Оценка пользователей: / 4
ПлохоОтлично 

Перекрёстки дорог, расстояний, крестовых походов…

Перехлёсты любви, и судеб, и печальных исходов…

Приходи при Луне на пока ещё наш перекрёсток

И меня подожди: уморили проклятые вёрсты.

Укатали (прости!), уходили до нельзя, дотла.

На последний рывок лишь единственный вдох сберегла.

 

Погоди! Сокращаются вёрсты и сутки меж нами.

Хоть заря надо мной – постсоветское грешное знамя,

Я себе прикажу: «Не сдаваться пустым обещаньям!»

Устою на ветру ненавистных духовных исканий…

Я тебя награжу неземными буквально стихами.

А сама по земле зашагаю черницей безликой.

Ты узнаешь меня! Не гнушаясь «зачитанной книгой»!!!

Не узнаешь – дорожный расстелет черница платок:

«Отобедай, чем Бог…» – и опять побредёт на восток.

У тебя в горле комом застрянет убогий кусок:

Не узнал. Не судьба. Поворотом зыбится песок.

 

Алёна ПЛАТОНОВА. ВДОВИЙ КАМЕНЬ

Оценка пользователей: / 6
ПлохоОтлично 

ВДОВИЙ КАМЕНЬ

Цикл стихотворений

 

Ваши следы в калитку – красное на зелёном.

Выцветшая открытка – Ваши следы из дома.

Пишутся медальоны Ваших следов порфирно –

С пышностью похоронной, с точностью ювелирной.

Ваших следов улитки медленно уползают

Прочь от моей калитки… вмятины зарастают.

Мечутся, бьются тени немощных привидений:

Красное на зелёном – Ваши следы из дома.

Сакраментальный символ – кладов земные схроны,

Медиумично-сонный росчерк следов рифлёный.

Отречена. Примите мантию и корону.

Но! Отчего? Скажите! Красное – на зелёном…

***

Истина – в стогу сенном иголка.

Жизнь – живица на хвоинке колкой.

Утекает благородной смолкой…

Нет, не благовонной! – благородной.

Даже если вы – порфирородны,

Всё одно: живица истечёт.

***

Огненные опалы – камень со знаком солнца.

Скромный рубин магический в жёлто-янтарных звонцах.

Полупрозрачный карбункул, преобразованно-властный,

В цвет молодых шафранов или рябиново-красный.

Камень, похожий на воск, и на стекло похожий,

Воле Творца послушный, кремня прочнее, твёрже.

Магия трансмутаций – суть невосстановимость,

Камень со знаком смерти – адская уязвимость.

Тело твоё – камень, тело твоё – хрусталь.

Это и есть «кончина». Это и есть «астраль».

***

Антимиры – частица первичного хаоса –

Возобновлённого, вечно растущего царства.

Путается, бездействует, словно нарочно,

Тьма! Многократная тьма! И она непорочна.

Жизни великий труд – и песок зыбучий.

Камень Тартар – коктейль: выпоты серы горючей.

***

Эволюция – вечная мать и жена,

Венчанная на царство Женственность –

Месит субстанцию биомассы,

Лепит рачительно новую расу.

Расчётливо-расточительно красит

Виновато-циничным цветом.

Дети-индиго при этом –

Наши с тобою дети.

***

Гибельнее не было любви.

Не была его любовь свободной.

Некому сказать: люби, живи!

Будь в любви своей неподотчётным.

Я тебя другой не отдала:

Глупая, жестокая была.

***

Есть ли в этом божье провиденье,

Промысел, божественное бденье

Или же природа дел людских

Вымучила нас двоих… троих!

Ошибаюсь: это был квадрат.

Два прямых угла осталось только:

Женские. Оплакиваю горько

Вдовий угол по диагонали.

Ошибаюсь? По гипотенузе?

Но! Едва ли! Этот угол – узел.

Снежная Галатея

Ты меня, согласно мифу, изваял.

Сделать Нежную из Снежной обещал.

Но! Другому, Неродному, завещал.

Гасят свечи в канделябрах. Кончен бал.

У другого, неродного, всё дела.

В ожидании чудес – изнемогла.

Жду-пожду… белее снега небеса,

Думы, память, и тропинка в волосах.

18.08.08

***

Соли солей, соли Сатурна! Дивная чудо-мистерия!

Гипербореи величие бурное! Дух, сопряжённый материей!

Сурож – прародина праотцов! Тайный огонь мудрецов!

Сила, крепость, готовность и мощь! Хризоколла – жилище золота!

Светоносно-ливневый дождь! Жертвенники святилищ зольников!

***

Приручённые Вестой когда-то, Саламандры, огня хранители!

Умоляю одну из вас – поселиться в моей обители!

Огнестойка, неуничтожима, медиумично-решительна, -

Укрась мой штандарт и щит – Геральдической Рептилией!

Будь слугой и помощницей на путях долгого поиска истины!

Свети тайным огнём мудрецов, Саламандра Священно-пречистая!

***

Окропи росою майской, опали небесной лаской

Сокровенный факел тела, Светоносный Ангел в белом!

Фиолетовый огонь, островки творящей лавы…

И во множестве расплавов – Светоносный Ангел в белом.

Путеводная звезда, Герметическое Солнце,

Со-членение, со-лонце, поколений череда…

Не покинь моих приделов, Светоносный Ангел в белом.

***

Лики мудрости – в зерцалах:

Стерегущий злато сада,

Яблок и руно – расплата

Охранителя-Дракона,

Падшего от рук Ясона.

И Мистическая Рыба –

Тайна истинного смысла –

Над землёй Луной повисла.

***

Философия поэта – спагирика и адепта –

Торжество Гипериона, стерегущего Грифона.

Акрополь

Неофиты Земного Шара, Гиперионы, Соломоны и Прочие!

Сейчас и сегодня взгляните: Небо! И Звёздные Ночи!

Тореадоры, тореро, любители «хлеба и зрелищ»!

Выйдет промашка, если – Ты неразумно целишь

В Золотого Тельца! Ясоны, толкователи глупых подвигов,

Ваши ряды ширятся, строятся в линии по́ двое!

 

Амфитеатры, партеры, ярусы Колизея…

Тысячи тысяч глупцов, тысячи тысяч злодеев!

Тешатся октавианы, мучаются герои:

Скучно, тоскливо, тяжко, тесно в строю по двое.

Прямолинейные парни, рыщущие повсюду:

«Каждому – по Дракону и Золотому Руно!»

Всё повторяется дважды… Ваша Медея давно

Бьется в изгибе страсти и ожидании чуда…

***

Минерал и металл, волшебство философского камня,

Микрокосма, ушедшего в почву – подобие кремня,

Распылённого пеплом, пограничными водами Ганга…

И добыча стихий: что без вести и без покаянья!

Всё это – путь, выверенный Макрокосмом,

Неистребимым и Невозобновляемым.

***

Нет моей сестрицы Любки, Любушки-голубушки!

Домовина вместо шубки, нежится во гробушке.

Благоверна, многодетна… Где причина божьей кары?

В чём грехи? Ветхозаветно – умирать потребно старым.

Отчего же жизни полдень перечёркнут панихидой?

Ночь бессмертна…даже вроде добродетельная с виду.

Но бессмысленно бормочет и беспомощно хлопочет…

В чём порядок? Длань господня под кого «весы» сегодня

Уготавливает? Ясно: я надеялась напрасно!

Затуманенные кубки подняты «за упокой».

Нет со мной сестрицы Любки,

На сегодня – Бог с тобой.

***

Мутный фарватер мыслей упрямых:

Господи! Хватит истин в стаканах!

Винное счастье, винные беды,

Грубые страсти «эго» и «кредо».

Гостья ночная узел затянет!

Маски срывая, истина грянет.

Истина истин непостижима.

Тихая пристань недостижима.

***

Выпью начатую чашу нереального вина.

Помыслы твои читая, осушу её до дна.

То ли дело – разговеться, как на Пасху! В Судный День

То ли дело – разгореться и напиться в дребедень!

 

Ты держи карман пошире! Мне сегодня невдомёк,

Отчего у нас в квартире приуныл дверной звонок?

Знаю, знаю: очень занят! Очень важные дела

Задержали, повязали… Так и быть – твоя взяла!

Но Пандорина копилка переполнена. Рыдать?

Вот увижу дно бутылки – стану петь и танцевать.

Стану ведьмой, стервой стану, стану   б… – ни дать ни взять!

А потом, рыдая спьяну, буду хлопцев обнимать!

И неверных, но счастливых, и несчастных, но женатых,

И в хоромах, и в квартирах, в шалашах, и просто в хатах!

 

Ты меня не опасайся. Отпущу тебя, наверно.

Ведь скрывайся-не скрывайся, а и в помыслах – неверный!

Ты, кто в юности божился. Ты, который отболел

Той любовью… Излечился. И по новой – угорел.

***

Ломаная кривая. Молния шаровая.

Гаснущие рассветы.

Где ты, любезный, где ты?

Мальчик из Аю-Да́га или Небит-Дага́!

Взвешенная отвага пишет фигуры Дега!

Небо колдует коряво, кланяется, кичится,

Души и плоть дырявя, движется жизни птица.

***

Дважды два, четырежды четыре?

Вам шестнадцать? Это ненадолго.

Молодость – в стогу сенном иголка.

Всё пройдёт, как дважды два – четыре.

В этом откровенно беспристрастном,

Неуютном и прекрасном мире

Всё проходит: «дважды два – четыре».

***

Женщина – это судьба, выбранная однажды,

Трижды, четырежды, дважды…

Новая? Снова вам же?

Это – чужая судьба.

***

Ни высокая поэзия, ни шикарное манто…

Мне законы равновесия – вне закона, дед-пыхто.

Не любимица «боргезе» я, не провидица, не крейзи я…

Но Земли – одна вторая: полушария картинка.

Половина, половинка –  русская простолюдинка.

Вызреваю, вырастая – всей Земли «одна шестая».

***

Не прельщаюсь. Обезлюдело, обезличело плато.

Не канючила, не хлюздила. Все одно: недо… недо…

Не махатмами, но хатами однозначное означено.

Я и спящей озадачена: как же быть? Опять не то.

Вне ответа однозначного всё поделено, захвачено,

Но опять: недо… недо…

 

***

Тело на тело не действует даже доверчиво-девственно.

Истина непреложна: метаморфозы возможны

Лишь закреплением духа общей природы с телом.

Именно этот огонь – стойкий, лучисто-белый,

Чистый и совершенный, неугасимо-ценный.

Вечной любви субстанция – общая доля, станция

Вашей мечты и жизни

До погребальной тризны.

***

Скоротаем ночь в беседе за вином, что в цвет заката.

Скоро-скоро ты уедешь. За любовь – одна расплата:

Вездесущая разлука и унылая досада.

И смертельная докука от того, что скоро «завтра».

А еще «вчера» волнует. А еще «сегодня» греет.

Мне назло вино ликует, беззапретно веселеет,

Забавляется… затем заливается слезами!

Я теряю «насовсем» –  мысли грудятся тюками.

Не за морем-океаном, в этом царстве окаянном

Мысли шью, крою, латаю, оттого что точно знаю:

Скоро – «завтра».

***

Бирюзовые браслеты и нефритовые чётки,

Маракасы, кастаньеты и распев судьбы нечёткий.

Безотчётные желанья и томительные встречи,

Недовольства, сетованья проступают резче, резче.

Так тревожны, так похожи иероглифы разлуки…

Тьма рождается, и вот тишина сникает в звуке,

Режет взоры, вызревает ожиданий бесполезность…

Душу в брызги разбивает одноактная любезность.

Капля в каплю – ближе, ближе

Фонтанирует и брызжет.

***

Снова ушёл и остался

Где-то в постели желанной,

С женщиной – сытой и пьяной…

Холодно. Кажется, холодно.

***

Сочиняла мадригал –

Затушёванный финал.

***

Разбежаться, размахнуться, раздышаться – и лететь.

Разлюбиться, разделиться, распрощаться – не робеть.

***

Разгромлённый и разгро́мленный,

От рожденья – обескровленный,

Постращаю и прощу.

Душу по миру пущу –

Чаровницей посрамлённая,

Вдовушка твоя законная.

 

***

Вкус маисово-анисовый

У моей судьбы неистовой.

***

Ты меня в полнолуние бросил,

Как бросают в обычные дни.

Однополые глупые росы

Одинокий сентябрь уронил.

Почему же не август?

Ошибка! Мне запомнился

Август и звёзды,

Поезда, волоокая росстань…

Но вздохнул звездопад сентябрём

И осеннее слово качнулось –

Мы недавно гуляли вдвоём.

Новолунье звездой поперхнулось.

***

Шёл дождь. Всю ночь. И следующий день.

Поверженная магией небесной,

Жила, считая эту дребедень,

Записывая дроби сеткой тесной.

Пробел… И снова грозовой раскат,

И молния – Зевесова игрушка

Трещит несносно детской погремушкой

Вторые сутки – день и ночь подряд.

Готова сеть. Вернее, частый бредень.

И снова ночь, подверженная бреду,

Одолевает. Неба манускрипт –

Известной канцелярии рескрипт –

Увы, размок, придвинулся к земле…

 

Еще недавно был навеселе

Зевес… жена его, изнемогая

И глаз вторые сутки не смыкая,

Решилась возмущение явить:

«Доколе будешь в барабаны бить?

Неверный муж, прелюбодей, развратник,

Обманщик, вертопрах, кутила, всадник,

Не знающий пощады, чувства меры,

Отважно порождающий химеры!

Верни же колесницу на конюшню

И лошадей! Угомонись послушно!

Не то и я умею возмущаться,

Разгульничать, и бражничать, и драться!»

 

Вам нет причин в рассказе сомневаться.

Супруга долг – жене повиноваться.

В минуты спора – Зевсова манера –

Не волновать разгневанную Геру.

***

Мы начнём и никогда не бросим

Этой удивительной игры:

«В дом», который с детства в сердце носим,

И в котором все вольны, добры,

Счастливы, дружны и милосердны,

Веселы, щедры, всегда правы!

Вы, пожалуй, очень маловерны,

Если не играете… А мы

«В дом» играть с тобой не перестанем

Даже если намертво устанем.

Упадём, но очень скоро встанем,

Заново начнём и доиграем

В наш заветный и уютный дом.

***

Светел Месяц-Месяцович, золотые ножки,

Младый Месяц, Молодец, серебряны рожки!

Сын девицы Заряницы, Майи Златогорки,

Месяц-Вышень, Месяц-Крышень у горы Фаворки!

Разлюбезный Месяцович, загляни в светлицу,

Укроти скорбя лихие краснои девицы!

В ночь слепую да глухую просветли мои глаза,

Унеси тоску-кручину за высоки небеса!

Ни мала, ни тяжела скорбь моя – какая есть!

Ни вчера и ни сегодня мне её не перенесть!

 

Заря-Злата-Вечерница, Заря-Заряница!

Ты, Заря, вовсе не зря всем Зарям царица!

Прикажи скорбям девичьим – пускай улетают,

У заветных врат небесных в пепел выгорают!

 

Холод, холод! Месяц молод, и Заря младая,

Пособите! Одолела грызь-тоска лихая!

Избавите от скорбей, вовсе не телесных,

У купели подле ели, куполов небесных!

Светел Месяц-Месяцович и Заря-сестрица!

Помогите Христа ради мне освободиться

От беды невыносимой, от судьбы неодолимой,

Лихоманки и скорбей, ворогов и злых людей!

 

Схорони моя печали там, где лунными ночами

Под ракитовым кустом, под калиновым мостом

Лихо горькое томится! И лютует, и таится!

Схорони, Заря-сестрица! Златый Месяц, помоги!

 

Леди Гамильтон

Дочери кузнеца: русская и британка.

Ваши истории – суть «жизни красивой» изнанка.

 

Ковалёва, затем Шереметьева –

Жемчуговой Параски отметина.

Крепостного клейма закулисье

И кончина великой актрисы –

Неизвестные миру «табу»

Возлюбившего полурабу.

 

Эмма Гамильтон – простолюдинка,

Вероятный сюжет Метерлинка,

Восхитительный символ поэтов

И морских офицеров-эстетов:

У последней черты, при параде, –

Справедливости, памяти ради

Проводили тебя экипажи,

Осушив поминальную чашу.

Адмирала любимую женщину

Проводили во имя Нельсона.

 

«Глоток любви – хотя бы половину –

Верну виновнику. Я даже сердце выну

И эту дань ему смятенно кину!

Мой адмирал, мой верный друг Горацио!

Пора и мне в дорогу собираться:

Разбита жизнь в бою у Трафальгара.

Отныне мы равны, бесспорно, – пара».

 

И соловьи у Манчестерской гавани

Не запоют, от любви ошалев.

И корабли не вернутся из плаванья

Слушать весны соловьиный распев.

Имя забыто. История грусти.

И неприкаянность дум. Вероломство.

Нищенство леди. Святое безумство.

И назидание – в души потомству.

***

Буквоед в обличии любовном:

утончённо-увлечённый взор!

Не зови «затмением греховным»

молодежной выправки задор.

И себя не почитай «влюбленным»! –

До чего на выдумки горазд!

В этом беззаконии альковном

оба обманулись парой фраз:

«Я люблю. А ты меня?» – «Я тоже…» –

Вот и объяснились. И довольно.

Для утехи и потехи – гоже.

Для «науки нежности» – не больно…

Эту вот «зачитанную книжку»

Оба для себя прочли фривольно.

Оказалось, «прочитали» лишку.

 

И на том расстались, не страдая,

Без утраты, не обожествляя!

Жертвоприношением любовным раскачали приторное чувство

И почили немощно. Искусства в этом сладострастии – не густо!

 

Как же можно! До самосожженья

возлюбив, и не обожествлять!

Это значит – вовсе и не знать,

что такое «душу опалять»,

«возводить», «страдать», «отождествлять»,

и «творить», и саморазрушаться,

И в другом, любимом, возвышаться,

С ним же умирать,  воссоздаваться…

В «Книгу жизни» каждую страницу

Истово писать, испепеляясь!

«Навсегда» всё чаще расставаясь,

Так и не расстаться! Повторяясь

В том одном, пристрастном, постоянстве:

Неизбывном, неуничтожимом,

Шутовски-любовном мезальянсе –

Грешном и греховном, неразрывном,

И кующем сердце на разрыв.

***

Звёзды не падают в грязь: звезды сгорают в полёте

Факелом на излёте. Звёзды не падают в грязь.

В дерзких объятьях Вселенной звёздно-нейтронное братство

Может пульсаром вращаться в нежных объятьях Вселенной.

Звёзды не падают в грязь: звёзды меняют орбиту.

Звёзды-аэронавты просто уходят из вида.

***

Гой, ты Русь моя, Русиночка! –

Грудь лебяжья: Лебединочка!

Святорусская глубиночка,

Всей планеты – сердцевиночка!

Русь – красавица, картиночка,

Неизбывная чудиночка!

На короне – севериночка,

Чудодейственная льдиночка!

Русью Белою да Малою

Грянем песнь разудалую!

***

Себя расчленяя на дозы и на миллиграммы,

Живи беспощадно, манкируй судьбой и словами.

***

Чашу горькую вины пригубила.

Уронила. Ненароком разбила.

***

Не затеряться, не упасть!

В немилость, как в трясину, пасть!

Попасть разиней волку в пасть,

И выбраться, и не пропасть!

Что за беда? Что за напасть?

***

Стремнины одолеть и пропасти,

И одолень-траву, и напасти.

***

Драконы никогда не спят:

Их ум желанием распят.

Но земноводные драконы

В лягушек, змеек и тритонок

Влюбляются на миг зачатья…

Какое-то драконье счастье

Всемерно распинает нервы…

Не потому ли «бабы – стервы»?

***

Обронила ключ-кладенец, отмыкающий дверцу заветную.

Ни души. Ни руки. Ни взора. – Пустота, тишина безответная.

Отлюбила. Уж ты прости. Я себя недавно простила.

Позабыты дороги-пути, на которых ключи обронила.

***

Отмыкался, грешный, преставился.

Ищи – свищи!

***

«Правота» – от слова «право».

Правоверным братьям – слава!

***

В результате царской мены

Будем жить попеременно:

От нуля до сорока,

От стиха и до стиха –

Ты да я, да мы с тобой.

Между небом и землёй.

***

Душою Мира пробуждаясь, Земля ликует и скорбит.

И вот опять на подсознании – вполне сознательный рескрипт:

«Расчёт-просчёт» у Мироздания к святому лику не причислен.

Создатель не играет в кости, он потому – немногочислен».

***

Какое счастье – свет в окне

И крепость ростверка – отчасти.

И по семи «разов» на «дне»

Или на «дню»: «Какое счастье!»

***

Вредоносная, фривольная, невесёлая история:

«У любви – земная матрица и – небесная фактория».

***

Привыкание к тебе – равноценно жажде опия.

Интегрировать любовь – социальная утопия.

***

Я такой-сякой неверною жить и царствовать рискнула.

Безответную любовь истово перечеркнула.

Бесприютного тебя «безответственным» клеймила,

Превзошла сама себя, и однажды погубила.

***

Родиться поэтом – и выжить.

Любить беззаветно – и выжить.

И властного гласа не слышать.

***

Разволшебный фиолет

Ультрасинего замеса:

Без намёка и подтекста –

Перволетний первоцвет.

Не жена и не подруга:

Всё ещё твоя невеста…

Нашепчу милому другу

Безо всякого контекста:

«Не гневи, родной, маманю!

И папашу не гневи!

Под окошечком с геранью

На гулянье не зови!

А покличь меня ты замуж!

Чтоб сказали мать-отец:

«Дозволяем. С образами,

Молодые, – под венец!»

***

Ветер слушает волну.

Ветер сушит бездорожье.

Ветер служит, если может.

 

В этом ветряном набеге

Ветер суживает веки.

Я и глазом не моргну.

 

Я во все глаза взгляну

И увижу неба своды,

Отголоски непогоды…

 

А в душе у ветра – тайна,

И она – сентиментальна.

***

Здесь «мир» и «мор» соседствуют с «войной»,

И трёхнедельный диалог с женой…

А «Запорожец», старый автоклав,

Собак боится, но рычит: «Гав-гав!».

Из лености нет пищи для души,

Главенствует в умах людских разруха.

И скверной пресыщает силу духа

Тупая брань. Повсюду волю душат.

Нет русского без водки и без мата?

Святая ложь, но не для самиздата.

Споили мужа, и сестру, и брата…

 

«Мужик, предусмотрительно поддатый,

Легко преодолеет Лету вплавь!» –

Все эти русофобии чреваты:

Ведь русский, основательно поддатый,

Не только Лету одолеет вплавь.

А дальше: «Hände hoch!» или «I love!»?

***

Спасибо земле и народу,

И гелию, и водороду,

И солнцу, и водопроводу,

Спасибо Земле и Народу.

За то, что себя не неволю, –

Спасибо магнитному полю!

***

Живу, позволяя. Но губы…

Сомкнула невольно. Сугубо…

Невольницу усугубляя,

Нашепчут: «Себя расчленяя,

Зазря не кори – не поможет.

Однако проблемы умножит».

 

 

 
Другие статьи...
Облака тегов