Joomla TemplatesBest Web HostingBest Joomla Hosting
Поиск

 

Лариса КАНЕВСКАЯ. Рассказы
Кто на сайте
Сейчас на сайте находятся:
 80 гостей 
Статистика
Просмотрено статей : 999254

Если Вам нравится наш сайт - поддержите, пожалуйста, проект:

рублей Яндекс.Деньгами
на счет 410011020001919  ( Звёзды ВЛК. Личные страницы поэтов и прозаиков )
Главная Лариса КАНЕВСКАЯ

Лариса Каневская. Рассказы

Лариса Михайловна КАНЕВСКАЯ

 

Творческая автобиография

Я, Каневская Лариса  (Иванова Лариса - по паспорту).

Родилась и выросла в Москве (мой самый любимый город, несмотря ни на что). Имею мужа и двух дочерей-студенток, и самый расцвет творческих сил. Наконец-то пришла свобода: детей вырастила, дом построила, деревья  посадила… Люблю литературу и театр, обожаю путешествовать, у меня много близких друзей и тысячи хороших знакомых, я, на самом деле люблю людей, они мне интересны, и я очень ценю искреннее дружеское общение.

У меня -  два высших образования:

-           Московский Экономико-Статистический Институт

-           Литературный Институт им. А. М. Горького

После окончания Литературного института (в 2005 году) какое-то время продолжала писать стихи и прозу, участвовала в различных литературных конкурсах (в двух была отмечена), но все-таки осталась верна своему пожизненному увлечению театром: начала  публиковать отзывы о спектаклях.

С 2006-го по 2008 год проработала в театральном  журнале «Станиславский» помощником шеф-редактора (Григория Заславского), затем занялась промоушн и PR журнала (http://stanislavsky.ng.ru/contact/). В журнале вела собственную колонку  (http://stanislavsky.ng.ru/archive/issues/).

В 2008-м году вступила в Союз журналистов России.

С  2008 года по 2011 год работала пресс-секретарем Центрального Дома Актера им. А.А. Яблочкиной.

В октябре 2009-го года прошла обучение на семинаре «PR-технологии в театре» в Театральном Центре им. Мейерхольда.

В качестве корреспондента и театрального журналиста сотрудничала с журналами: «Театрал», «Театральная жизнь», «Страстной бульвар», «Планета Красота», «Театральный мир», а также с газетами: «Культура», «АиФ – Здоровье», «Столетник», «Независимая газета», «Новые известия».

В моем портфолио - много интервью с известными актерами, режиссерами, композиторами и писателями, в том числе: с Галиной Волчек, Александром Ширвиндтом, Людмилой Чурсиной, Арменом Джигарханяном, Евгением Князевым, Юрием Васильевым,  Андреем Житинкиным, Эммануилом Виторганом, Максимом Дунаевским, Анатолием Кроллом, Юрием Ряшенцевым, Юлием Кимом, Еленой Камбуровой и др. интересными людьми.

Лариса КАНЕВСКАЯ. МЕТРОУЖАС

 

 

Вадим раздосадовано бросил трубку:  слишком ли часто они с Наташкой стали ссориться! А еще недавно и дня не мыслили друг без друга: ждали друг друга после лекций, целовались на эскалаторах,  обнимались в кино…

Кстати, с кино все и началось. Обычный фильм – катастрофа, который они смотрели вместе в «Художественном». Наташа весь сеанс с ужасом отворачивалась от экрана и, вцепляясь в локоть  Вадима, удивлялась спокойному выражению его лица.

- Что ты так переживаешь? – снисходительно улыбаясь, гладил он ее по волосам, – Это же, всего на всего, комбинированные съемки и компьютерная графика.

- Но ведь такие вещи происходят и в действительности! У нас– один маленький земной шарик на всех, а люди так небрежно к нему относятся. И на природу также плюют: костер зажгли, деревья сломали, мусор после себя оставили, в следующий раз другое место облюбовали, тоже испоганили. А куда  все денутся, если  планета окажется загаженной полностью? Если по всей Земле запылают пожары, разрушатся дома, взорвется что-нибудь страшно огромное? И неважно потом будет, по злому умыслу или по халатности…

- Да-а, малыш, тебе пора вступать в партию «Зеленых», - перебил ее Вадик насмешливо – Ты - такая активная, ну просто, вся из себя…

- Зато ты – пофигист! - выпалила возмущенно Наташа.

Тогда они впервые за два года поссорились, и неделю не разговаривали. Учились они на одном факультете, но в разных группах, встречались обычно в столовой, а тут целую неделю садились за разные столики. Сразу образовалось  два сочувствующих лагеря. Вадика в институте знали многие: он играл в сборной КВН и вообще был симпатичным, веселым, дружелюбным парнем. У Наташи была своя куча  поклонников: она еще на первом курсе стала «Мисс Факультет». Огромные  зеленые глаза «Мисс» лишили покоя многих студентов, просто Вадик оказался самым шустрым и настойчивым.  Дней пять Вадик рисовал в столовой на салфетках смешные виноватые рожицы, затем, сворачивал из них бумажные самолетики и запускал их к Наташиному столику. Попадал, разумеется, в соседние тарелки, что вызывало смех в зале и обеспечивало зрительскую поддержку скучающих студенческих масс. В конце концов, прощение ему было даровано. Но  через месяц снова поругались, на этот раз, из-за горящего окурка, легкомысленно брошенного в урну Вадиком, отчего случился пожар местного значения, с точки зрения Вадика, совершенно безобидный и затушенный всего одной бутылкой тут же купленной в киоске воды. И потом похожие ссоры случались часто. Наташа обижалась и замолкала, Вадим пытался все переводить в шутку, но удавалось это редко.

А сегодня причина ссоры была и вовсе пустяковой: Наташина подруга пригласила их на воскресный концерт (она училась в Консерватории), а приятель Вадика позвал провести выходные на даче. Вполне можно было совместить оба мероприятия, просто уехать с дачи пораньше, но каждый решил показать характер, и в результате – опять размолвка. Ночью Вадим спал плохо, пытался найти веские доводы, чтобы хоть раз настоять на своем. С утра встать уже сил не было, и он поехал ко второй паре, не торопясь  намеренно. Пусть Наташка хватится, что его нет, может, поволнуется, не случилось ли чего.

Привычная давка в метро. Час пик прошел, но толпа снует по перрону и не редеет. Вадим с трудом протиснулся в вагон, пытаясь пробиться в середину, но проход перегораживала огромная синяя сумка. Поезд  тронулся, на платформе замелькали лица оставшихся недовольных пассажиров, не успевших вскочить в вагон. Вадим повернулся и собрался перешагнуть через помешавшую сумку, но неожиданно  почувствовал, как в его бок локтем уперся низкорослый парень в синей спортивной шапочке. Угрюмый взгляд, темные брови мрачно сходятся к переносице. На шее – маленькая кожаная сумка на длинном ремешке, одной рукой он крепко (даже пальцы побелели) удерживал ремень  той самой огромной сумки, другую руку прятал в карман черной стеганой куртки,  локоть был выставлен вперед. Он метнул недоброжелательный взгляд на Вадима и, повернув голову к окну,  зашевелил губами.

У Вадима вдруг почему-то заныло где-то в животе и  неприятно закололо в боку: - «Только недавно показывали по телевизору  взрыв в метро, неужели снова….  «Ч - черт, кажется, крупные неприятности… - Он скосил глаза на сумку. - Действительно, крупные…» -  Парень в шапочке перехватил взгляд Вадика и еще больше нахмурился.

Мысли в голове понеслись с бешеной скоростью: - «Если он сейчас нажмет в кармане  кнопку, меня разорвет на мелкие кусочки. Но ведь и его тоже? А-а-а… ему все равно, он ведь верит, что в свой рай попадет, а -  я?! Я…  тоже в свой рай попаду, как невинно убиенный. Вот, черт! Даже никто  не хватится  сразу искать: родители - в отъезде, с Наташкой поругался, в институте решат, что я сегодня прогулял или заболел…». Вадим отодвинулся в сторону подальше, насколько было возможно в битком набитом вагоне:  «Может, хоть не такие мелкие кусочки останутся, по крайней мере, труп опознают». Огляделся. Люди в вагоне были привычно заняты: кто-то читал книжки или газеты, кто-то  спал сидя или стоя. Девушка с наушниками  всматривалась в схему метро, пожилая женщина вязала крючком. Вадим почему-то вспомнил, каким спокойным был тогда в кино, когда лично ему ничто не угрожало, а Наташа переживала за всю планету, и за него тоже.  Если через секунду рванет, никто даже не успеет толком ничего понять. А что можно успеть сделать? По телевизору столько раз смаковали подробности терактов, учили, как нужно вести переговоры с террористами, но родители Вадика в такие моменты всегда  переключали на канал Культура.

- У нас – не новости, а нагнетание массового психоза и депрессии! – раздражалась мама.

- В самом деле, зачем так обстоятельно выяснять, какие части тела оторвало? – возмущался папа.

Они работали в симфоническом  оркестре, постоянно мотались по гастролям и политикой совсем не интересовались…

Неожиданно зазвучал «Танец с саблями» Хачатуряна. Вадим встрепенулся. Парень вытащил левую руку из кармана и поднес телефон к уху.  «Сейчас получит команду и нажмет кнопку…», - подумал Вадим, - «Может, успею выйти на следующей станции? Столько важного еще не сделал в жизни! А что, если … схватить его сейчас за руку, вырвать сумку, спасти людей, самому погибнуть героем – вот тебе  шанс прославиться, посмертно, Наташка еще пожалеет…».  Парень убрал мобильник в карман и переменил руку, держащую сумку.   Вадим вспотел. Ладони стали влажными и холодными. Сердце билось в бешеном темпе: - «Как это я брошусь на него ни с того, ни с сего? Может, обыкновенный человек, например, спортсмен,  ехать по своим делам, а тут - я, как придурок, ему руки скручу?! А, с другой стороны, погибнуть лишь оттого, что неудобно потревожить террориста,  тоже как-то глупо…». Никогда еще Вадик не попадал в подобную ситуацию. Одно дело, когда про такое читаешь или слышишь, другое, когда все зависит от тебя самого. «Выйду на следующей! Пройдусь пешком, все равно в институт не попал бы сегодня, а то и вообще никогда…». Вадим начал протискиваться к другим дверям, и тут… поезд остановился в туннеле. Наступила напряженная тишина. Пассажиры оторвались от своих занятий и с тревогой посмотрели друг на друга. Вадим смотрел во все глаза на парня с сумкой. Тот не шевелился и спокойно смотрел в окно на темную бетонную стену.  «Значит, команды не дали? Или, может, не сейчас, не  в этом месте…». Многие зачем-то посмотрели на часы. Поезд, постояв пару нескончаемых минут, тронулся, пассажиры зашевелились, облегченно вернулись к прерванным занятиям, кто-то стал энергично продвигаться к выходу. Вадим выскочил из вагона, не оглядываясь. Ступив на эскалатор, с удивлением ощутил, что ноги стали каким-то ватными. Обернулся: вниз тянулась бесконечная лестница с обычными людьми, все было тихо, то есть, наоборот, привычно шумно.

На улице, с удовольствием втянув ноздрями запыленный воздух, Вадим счастливо улыбнулся и достал телефон.

- Наташка, ты извини меня, я - круглый дурак! Поедем, куда ты хочешь, я больше никогда не буду с тобой спорить! Я очень-очень по тебе соскучился! Давай сейчас встретимся? К черту – лекцию!!! Все это - такая ерунда…. Нет, я не заболел, …и не пьян, просто сегодня – отличная погода!

Лариса Каневская

 

 
Облака тегов