Joomla TemplatesBest Web HostingBest Joomla Hosting
Поиск

 

Сергей ЗОЛОТУССКИЙ. Стихи
Кто на сайте
Сейчас на сайте находятся:
 65 гостей 
Статистика
Просмотрено статей : 1029353

Если Вам нравится наш сайт - поддержите, пожалуйста, проект:

рублей Яндекс.Деньгами
на счет 410011020001919  ( Звёзды ВЛК. Личные страницы поэтов и прозаиков )
Главная Сергей ЗОЛОТУССКИЙ

Сергей ЗОЛОТУССКИЙ. Стихи

СЕРГЕЙ ЗОЛОТУССКИЙ

(02.05.1955 – 10.06.2002)

 

Сергей Игоревич ЗОЛОТУССКИЙ родился 2 мая 1955 года в Татарской АССР в семье литераторов.

Окончил Московский областной педагогический институт им. Н.К. Крупской, географический факультет. Чтобы следовать своему призванию поэта – постигать жизнь и иметь время на написание стихов - работал в разных областях на разных должностях: техником-смотрителем, грузчиком, инкассатором, проводником, педагогом-организатором, рабочим в археологической и геологической экспедициях, контролером рынка, оператором котельной, охранником, журналистом…

Автор книги стихов «Обожженное дерево» (М., Молодая гвардия, 1992).

Трагически погиб 10 июня 2002 года.

После смерти поэта изданы еще две книги его стихов: «Соучастники и двойники:  (М., 2002) и «Слово» (М., Права человека, 2008). *

Стихи печатаются с разрешения матери поэта Татьяны Николаевны Поликарповой.

_______

По вопросам приобретения книг Сергея Золотусского просьба обращаться по адресу:  Данный адрес e-mail защищен от спам-ботов, Вам необходимо включить Javascript для его просмотра.

 

Сергей ЗОЛОТУССКИЙ. Предисловие к книге "Соучастники и двойники"

Оценка пользователей: / 3
ПлохоОтлично 

Автор — читателю

С тех пор, как только я осознал себя, мне стало казаться, что я уже прожил долгую-долгую жизнь... "3а окном бушует ветер, /дождь в окно мое стучится;/ жить не хочется на свете / -Богу хочется молиться..." - написал я в 10 лет...

Как запоешь - так и проживешь... Хотя, кем я только ни работал: рабочим в археологической и геологической экспедициях, проводником, грузчиком, техником-смотрителем, педагогом-организатором, оператором котельной, охранником, инкассатором, контролером рынка, журналистом... Но оглядываясь назад, - вижу, что настоящая моя жизнь состояла из стихов: из грозовых и дождливых минут вдохновения, из прощального крика пролетающей птицы любви.

Немало было исписано бумаги, прежде чем я стал понимать, что остановить мгновенье можно лишь оборотом простого слова - ясного всем. Но вот найти этот оборот, дойти до самой вершины, набирающего силу чувства... И где-то на середине жизни я осознал уже второе свое «я» - свое творчество: стал видеть - свое видение, и, казалось бы, пришли те самые покой и воля, о которых мечтает всякий творец. Но тут будто само время произнесло: «Довольно полнозвучья! Ты напрасно Моцарта любил...» - Пришли 90-ые годы, литература стала сугубо частным делом ее производителей. Такого еще не было: поэт в России - больше не поэт...

Для меня это была та еще ломка (как,безусловно, и для большинства собратьев по перу). Я перестал сочинять, но долгое молчание мертвило душу, превращая меня в зомби. И теперь я знаю, почему я все-таки пишу снова - как бы в никуда. Потому что мной была осознана истина: каждая душа живет только по тем законам, по которым она создана...

Когда я собрал эту книгу - сердцевину из всех своих сочинений, то с удивлением не обнаружил пробелов между стихами, написанными в разные годы. Или само время связало их вкруговую? Время, где мы все - соучастники и двойники.

Сергей Золотусский

 

Татьяна Поликарпова. Когда кричит в открытую душа…

Оценка пользователей: / 1
ПлохоОтлично 

 

…Я всегда думала, что мой старший сын защищен в этой жизни от всякого зла и соблазна, защищен своим талантом. К тому же Сережа был на редкость трудолюбив, не боялся ни физической работы, ни упорного труда за письменным столом…Сколько осталось тетрадей – черновиков… В них неистовый ювелирный труд над словом, фразой, рифмой…

…Ночью над веками сладостно чистое веянье:
Памятью радостно слово омыто, взлелеяно…
Помнишь ли, сердце мое?…

Каждый раз, выслушивая его новый стих, я замирала… Правда,- поэт…Сердце стучало: «Спасен! Спасен!» не думая, от чего… Не знала, что такой талант, как у него: талант прямой связи чувства-мысли со всем миром,  может убивать. А ведь у него с ранних лет не было внутренней защиты от жестокости мира.

Все, что происходит с большинством людей, происходит и с поэтами. Только… Только вот Александр Блок писал о поэте «как о самом чувствительном органе родины»: «Мы не слепые её инстинкты, но её сердечные боли, ее думы, ее мысли, ее волевые импульсы.» И далее: «Была минута, когда все чувства нашей родины превратились в сплошной безобразный крик, похожий на крик умирающего от боли». \ А.Блок, «Открытое письмо Мережковскому», ноябрь 1910 года. Собр. соч. в 6 томах, т.5, стр.545, 546.\

Как же повторяется всё с нашей родиной из века в век… Но сегодня, в конце 20-го начале 21 века эта боль развернута и трагически многократно усилена. Потому трагически, что ведь возникла, было, новая надежда на свободную и справедливую жизнь нашей родины. Но как не надолго, и как цинично она снова разбита…

Стихи Сережи Золотусского отражают боль слома эпохи и всей жизни. А она изменилась так, в частности, что именно поэзия оказалась лишней роскошью в новом обществе. Оно, общество, в той крохотной своей части, которое что-то имеет, предпочитает теперь роскошь явную, материальную. А та, громадная его часть, которая ничего не имеет, занята подножным трудом ради выживания. Стихи, поэзия - кому это нужно? Какой от них прок?

Зная это, книгоиздатели теперь не берутся выпускать стихи. Книга Сергея, принятая к изданию в 1991 году издательством «Советский писатель», была рассыпана, как и множество других книг. Так же рассыпались и его надежды на жизнь литературным трудом. Вот и из этого факта (как и из ощущения общей жизни вокруг) и родилось у него это горькое категорическое: «Поэт в России - больше не поэт…»

Потому и книжка стихов Сергея «Соучастники и двойники», в целом своем уже сложенная тогда, в конце 1990 года, была издана лишь через двенадцать (!) лет… Сережа ни за что не желал издавать свою книжку частным путем… «Это не мое частное дело!» - говорил он мне запальчиво… И мне все эти годы приходилось доказывать ему, что нет сегодня поэта, кроме признанных классиков, кого бы взялись напечатать сами издатели, поэты издают свои книжки за свой счет.

И книга издана нами, семьей. Издана и принята критиками и поэтами.

7 февраля 2003 года выступая на вечере памяти Сережи Золотусского в Доме литераторов, поэт Марина Кудимова сказала, что его книга - удивительное явление истинной гражданской лирики, какого не было, наверное, со времен Н.А. Некрасова. Что мастерство поэта растет от стихотворения к стихотворению, и что сила их воздействия  в той незаёмной личной боли, которую каждый читающий почувствует как свою…

Боль - вот ключевое слово всех, кто пишет или говорит о книге С. Золотусского… Критик и журналист Татьяна Блажнова, ( ушедшая от нас в 2004 году), нашла пронзительные по горечи слова, говоря о впечатлении от его стихов: «Может, именно потребность в Боге - без веры - и сделала Сергея Золотусского поэтом, когда он ловит, и ловит, и ловит сложное душевное равновесие, гармонию с миром и собой,- как раненый ищет позу, чтоб было не так больно…» \ «Московская правда», 11 марта 2003 г.)

Видимо, боль - это вообще ключевое слово в нашей стране сегодня:

Чем быстрее идет за годом год,
Тем больнее оглядываться назад,
Тем сильней ощущение: я - народ,
И народ народу своему не рад…

- Это «Возвращение в СССР» из последнего сборника С.Золотусского. А еще в этом сборнике стихов часто встречается слово «смерть», как знак судьбы, как предчувствие. И это обстоятельство Сергей объясняет сам, размышляя о судьбе Викторя Цоя в наброске статьи о нем, любимом своем барде: «Ему отчаянно грустно в четырех стенах, - пишет он о Цое и цитирует его:
Там, за окном,
Снова сказка с несчастливым концом,
Странная сказка…
- Как и свойственно поэтам и пророкам,- продолжает Сергей,- он остро чувствует свою собственную скорую гибель. Чуть ли не в каждой третьей песне поминается смерть, что при жизни его казалось едва ли не кокетством…
…И он знает, что так было всегда:
…Что судьбою тот больше любим,
Кто живет по законам другим
И кому умирать молодым…
- Про кого это еще, как не про себя, - про мятежных душою поэтов, не могущих просто жить, не справляющихся с собственной неукротимой силой, которая, возвращаясь, как бумеранг, обратно, губит, взрывает самый её источник…
… И упасть опаленным звездой по имени Солнце…
»

…Про кого еще, как не про себя самого, думал Сергей Золотусский, когда писал это о Викторе Цое…

Татьяна Поликарпова.

Последнее обновление (15.04.13 19:23)

 

Сергей ЗОЛОТУССКИЙ. "В сапогах огромного размера..."

Оценка пользователей: / 1
ПлохоОтлично 

В сапогах огромного размера
Я коров пасу, что со слона.
Из милльярдной плавки чугуна
Отлита орлиная химера.
Реки запираю на засов,
Озираю землю окрыленный -
Средь пшеничных высятся лесов:
Краны. Башни. Домны. Терриконы...
...Прячу нож запачканный в суму
И иду себе, заре навстречу...
Ну, а если спросят, то отвечу:
«Я не сторож брату моему...»

 

Сергей ЗОЛОТУССКИЙ. "В Москве звонят колокола с утра..."

Оценка пользователей: / 2
ПлохоОтлично 

...В Москве звонят колокола с утра
- Стихает Пугачев на месте лобном...
...Бестужев точит саблю о пьедестал Петра,
И вжикает она, и взблескивает злобно...
А летописец сед, в крови его перо,
И слышно, бесы завывают: вьюга!
Но стол у печки - сухо и тепло,
За стенкой дети и жена-подруга...
История поставлена на кон!
Мальчишки! Разве можно: «Или... или!»
Казна пуста. Народ непросвещен.
И вся в снегу российская Бастилья...

Слабеет зренье или же свеча?
И с просвещенными рабами шутки плохи:
То славят Ирода, безумствуют, крича,
А то безмолвствуют: не выдалась эпоха!

 

Сергей ЗОЛОТУССКИЙ. Воспоминание о боксе

Оценка пользователей: / 1
ПлохоОтлично 

 

«Бокс - есть любовь»... Мой тренер так шутил.
Но холодна была его усмешка:
«Держи дистанцию, Серега, и не мешкай,
Но не рубись - не трать напрасно сил.»

Я выходил, как будто бы с мороза,
Сжималось сердце в твердый колкий ком,
Так, словно в мире скрытая угроза
Вся отлилась в противнике моем.

Нас объявили: «Следующая пара!...»
И гонг пропел сигнальною трубой!...
...В соленой, потной тяжести ударов
Я становился, наконец, собой.

О, боя миг! Свободы вдохновенной!
Вся шелуха слетала бытия,
Светилось в этой ярости мгновенной
Я - в чистом виде, подлинное - я!

И, бившись без пощады и без страха,
С противником обнялись мы не раз,
И рефери белейшая рубаха
Летала, словно ангел, возле нас.

 
Другие статьи...
Облака тегов